«БЕН ГУР» — БИБЛЕЙСКОЕ ЗОЛОТО СТАРОГО ГОЛЛИВУДА


СМОТРИМ В РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО!

«БЕН ГУР» — БИБЛЕЙСКОЕ ЗОЛОТО СТАРОГО

ГОЛЛИВУДА    

Хрестоматийный рекламный плакат к фильму "БЕН ГУР" (1959)

Хрестоматийный рекламный плакат к фильму «БЕН ГУР» (1959)

 

BEN GUR

Производство: «Метро-Голдвин-Майер» США, 1959, 3 часа 22 мин.

Автор сценария: Карл Танберг (по одноимён. роману Хью Уоллеса).

Режиссёр: Уильям Уайлер  

Оператор-постановщик: Роберт Л. Сартисс.  

Композитор: Миклош Рожа.  

Продюсер: Сэм Цимбалист

Роли исполняют: Чарлтон Хестон, Стивен Бойд, Джек Хоукинс, Хайя Харарит, Хью Гриффит, Марта Скотт, Кэти О`Доннелл, Сэм Джаффе,   Финлей Кёрри, Теренс Лонгдон


kinopoisk.ru

Финальная встреча героя со Христом по его пути на распятие

Всё-таки несправедливо, что этот — наиболее мощный по эмоциям и наилучший по режиссуре – историко-библейский голливудский «фильм-гигант» из «золотого века» масштабных американских суперпостановок, в своё время, в отличие от «Спартака» и «Клеопатры» минул советский кинопрокат по атеистическим причинам. Более того, заквашенная на узаконенном безбожии советская критика (и в этом был её серьёзный минус) не просто критиковала, а изгалялась над данным кинопроизведением. В частности, критик Г. Макаров в своей статье «Взлёты и падения мюзикла» в 1972 году писал следующее: «…Такое было, например, с глупейшим  (выделено мной – Б.Ш.) фильмом «Бен Гур» — его обязательно нужно было смотреть, чтобы увидеть эпизод гонки квадриг, эпизод не имеющий пока равных в мировом кинематографе» (книга «Мифы и реальность» из серии «Зарубежное кино сегодня», выпуск 3-й).

Актёр Чарлтон Хестон на голливудской премьере "Бен Гура" в ноябре 1959 года

Актёр Чарлтон Хестон на голливудской премьере «Бен Гура» в ноябре 1959 года

Однако время оказалось не властно над этой «глупейшей» картиной. Даже спустя 57 лет после своего появления на экранах мира «Бен Гур» смотрится свежо и любопытно, давая фору многим сегодняшним блокбастерам по части визуальной и содержательной занимательности. По своей же моральной сути данное творение режиссёра Уильяма Уайлера даёт такой мощный толчок христианскому религиозному чувству, что её хочется, спустя какое-то время, пересматривать снова и снова, — даже несмотря на её долгий метраж. Это уникальный пример в голливудской истории, когда широкий размах и богоугодная направленность предприятия органично слились воедино в рамках вроде бы непритязательного сюжета.

Должен признаться, что уже на протяжении последних лет четырёх в моей семье существует неожиданно выработавшаяся привычка: в Святой вечер Рождественского сочельника 6 января (перед походом в Церковь на праздничное Всенощное бдение) мы с женой и сыном обязательно смотрим начало фильма «Бен Гур». То есть его первые 5 минут, его пролог. Такой сакральной, красивой и величественной сцены Рождества Христова мировое кино ещё не знало (и не знает по до сей поры): восхождение и движение в ночном небе Вифлеемской звезды, следование за ней трёх волхвов, зависание светила над пещерой, где находится Дева Мария, обручник Иосиф и только родившийся Богомладенец;поклонение восточных мудрецов яслям с принесением даров будущему Спасителю мира – ковчежцев с золотом, ладаном и смирной, выпрыгивающий из темного угла пещеры телёнок, подбегающий к своей матери-корове. И финальный звук пастушьего рожка в ночной тиши, возвещающий о рождении обещанного Богом мессии.

Понтий Пилат надевает венок победителя на выигравшего конную гонку героя

Понтий Пилат надевает венок победителя на выигравшего конную гонкуг героя

Голливуд и раньше предпринимал попытки экранизации романа генерала Хью Уоллеса о событиях иудейской истории времён владычества Рима и прихода на Землю Христа. Ещё в эпоху немого кино в 1925 году режиссёр Фред Нибло явил миру своего, чёрно-белого «Бен Гура», бюджетом в баснословные 4 миллиона долларов и тоже имевшего хороший – для своего времени – кассовый успех.

Но… долго снимавшийся в Италии на студии «Чинечитта» и на Ближнем Востоке с мая 1958 года фильм Уильяма Уайлера с лёгкостью превзошёл достижения предшественника. Стоивший астрономические для той поры 15 миллионов долларов, «Бен Гур» Уайлера и продюсера Сэма Цимбалиста попросту спас студию «Метро-Голдвин-Майер» от надвигавшегося банкротства. Итог получился таким — только в США его посмотрело 98 миллионов зрителей! В деньгах же это выразилось следующим образом: 74 миллиона долларов выручки только по США и Канаде и 90 миллионов «зелени» со всего мира.

Имя Цимбалиста мы упомянули не случайно. Именно этот предприниматель, можно сказать, положил на калифорнийской кинофабрике начало моды на создание историко-библейских суперколоссов новой формации, произведя сначала в 1951 году дорогостоящую христианскую ленту «Камо грядеши?», экранизацию популярного романа поляка Генрика Сенкевича. А после того, как студия «Парамаунт» подхватила его находку и сняла в 1956 году свою масштабную ветхозаветную картину «Десять заповедей» в режиссуре мастера эпических зрелищ Сесиля Блаунта Де Милля, Цимбалист решается на создание ещё более амбициозного проекта под названием «Бен Гур», задействовав в заглавной роли того же Чарлтона Хестона (сыгравшего Моисея в демиллевской фреске). Чарлтон Хестон, кстати, был утверждён на роль Иуды Бен Гура далеко не сразу. Как это не покажется странным, но от сей «верняковой» роли сначала отказался Берт Ланкастер, посчитав предложенный ему проект «слишком морализаторским». Потом не захотел на себя примерять древнеримскую тунику молодой и голубойглазый Пол Ньюмен. Правда, очень хотел сыграть Бен Гура очень популярный тогда Керк Дуглас, но ему эту роль «всерьёз» не предложили. Так, Цибалист и Уайлер остановились на кандидатуре Хестона, который потом станет «самым знаменитым библейским евреем Голливуда». Что касается Цимбалиста,то ,К сожалению, он умер в Италии под конец съёмок картины так у не узнав о грядущем сверхуспехе своего детища. Но его стараниями «Бен Гур» оказался самой качественной работой в череде постановочных миссионерских картин на библейские сюжеты. Существует множество историй и небылиц о съёмках сего грандиозного фильма. Но пусть это будет уделом «жёлтой прессы». Мы же, со своей стороны, хотим отдать дань уважения этому классическому (единственному в своём роде) кинозрелищу, удивляющему и по сей день своим пиететом к евангельским событиям.

Более чем 3-часовая картина предлагает ознакомиться с нелёгкой судьбой богобоязненного еврейского патриция Иуды Бен Гура. Он живёт в Иерусалиме со своей матерью и младшей сестрой в большом поместье, тайно мечтая об освобождении своего народа из-под римского гнёта. Неожиданно в Иерусалим приходит новый римский легион, во главе которого стоит друг его детства Месала (лучшей роли актёр Стивен Бойд в своей жизни так и не сыграл).

Встреча Бен Гура и Месалы в яростном исполнении Стивена Бойда (пока они ещё друзья)

Встреча Бен Гура и Месалы (пока они ещё друзья)

Когда-то Месала спас Иуде жизнь. Но теперь он – дерзкий командир римского войска, назначенный Римом в качестве военного начальника Иерусалима и желающий ужесточения мер против коренного народа этой земли. Отлично поставлена режиссёрски и столь же отменно сыграна актёрами Хестоном и Бойдом сцена их встречи. Исполненные ностальгии по ушедшей поре друзья крепко обнимаются, искренне радуясь друг другу. Как и в годы юности, они метко бросают копья в одну точку, думая, что их дружба с годами не померкла. Выпивают они по кубку вина. Но преисполненный честолюбивых планов Месала хочет, чтобы Бен Гур помог ему выявить местное бунтарское племя. Опешивший герой резко отказывается. Происходит ссора. В один миг старые друзья превращаются в непримиримых врагов.

Не в силах вытерпеть мстительного порыва Месала (используя надуманный предлог) заключает друга в темницу, а потом отправляет на галеры. Начинаются мытарства героя в качестве пленного раба вместе с такими же несчастными, как и он. Измождённый от жажды, в изорванном рубище, со связанными руками Бен Гур падает в пустыне, взывая к Божией помощи. Неожиданно на его голову падает тень от неизвестного человека, склонившегося над ним и давшего ему воды. Увидевший это римский стражник голосисто окликает длинноволосого сопричастника чужому горю. Но подойдя к нему с грубыми намерениями легионер, внезапно потупив взгляд, отходит от милосердного незнакомца. Подобного рода вкрапления, не противоречащие библейским событиям Нового завета, неторопливым пунктиром будут проходить через весь фильм, покуда к финалу не закончатся искупительным распятием Христа на Голгофе.

Всё гениальное в простом. Создатели «Бен Гура», словно не желая искушать ортодоксальных христиан (всегда настороженно относившихся к изображению Спасителя конкретной актёрской личностью), решили прибегнуть к сколь загадочному, столь и правильному приему, ни разу не показав лица Христа.

Эпизод нагорной проповеди Христа в захваченной римлянами Иудее (лица Спасителя не видно)

Эпизод нагорной проповеди Христа в захваченной римлянами Иудее (лица Спасителя не видно)

В кадре обозначается лишь Его рослая фактура – когда со спины, когда сверху, когда сбоку (прикрытая, например, крестной ношей). Но кинообъектив ни разу не фиксирует Его внешний лик, что придаёт образу молчаливого Богочеловека дополнительный ореол таинственности.

К сожалению, подобное решение в изображении Сына Божиего на экране в последующих фильмах на библейскую тему западный кинематограф не принял, всегда задавая образу Христа лицевую конкретику того или иного актёра (дерзнувшего пойти на это противоречивое, мягко говоря, действо).

С технической же точки зрения фильм Уайлера представляет собой невероятно масштабный монумент. Тысячные массовки статистов (всего их было набрано с окрестных итальянских деревень 50 000 человек), одетых в дорогостоящие доспехи римских воинов и в хитоны иудеев, детальный исторический антураж, обширность панорамных съёмок, объёмные декорации (художники Уильям А.Хорнинг и Эдвард Карфаньо потрудили весьма впечатляюще). И конечно же, та самая состязательная гонка на колесницах на арене иудейского стадиона в присутствии Понтия Пилата, в многодневных съёмках которой Уильям Уайлер задействовал в общей сложности 15 000 статистов). Безусловно, тут создатели — в унисон автору романа Хью Уоллесу — дали волю буйству своей фантазии. Но техника исполнения этой конно-трюковой фантазии оказывается настолько сопряжённой  христианскому посылу картины, что ты оказываешься завороженным происходящим на экране зрелищем, как с эмоциональной, так и с нравственной стороны.

Невероятная гонка на колесницах на арене иерусалимского стадиона (шедевр кинокаскадёрского искусства всех времён)

Сия, захватывающая дух, 9-минутная сцена колесничных гонок (именно важная сцена, а не эпизод, как говаривал критик Г.Макаров) — в рамках данной киноистории — является выражением извечной битвы между Добром и злом, существующих в земном человеческом мире. Девять колесниц, запряжённых в четвёрки лошадей, включая коварного римлянина Месалу и благородного еврея Бен Гура, сражаются за венок победы. Но для последних двух венок от римского прокуратора Иудеи – только формальность, за которой скрывается борьба двух взаимоисключающих друг друга идеологий.

ПОДЛЫЙ МЕСАЛА (ЯРОСТНЫЙ СТИВЕН БОЙД) НА КОЛЕСНИЦЕ

ПОДЛЫЙ МЕСАЛА (ЯРОСТНЫЙ СТИВЕН БОЙД) НА КОЛЕСНИЦЕ

До сих пор данная сцена стоит особняком в пантеоне трюковых достижений каскадёрского сообщества. По крайней мере, тех его представителей, кто когда либо работал в киноиндустрии. Да и в ОБЩЕЙ истории мирового кино ей уже давно отведено своё почётное место. Этот рисковый шедевр тщательно прорисовал в раскадровках, разработал в многочисленных поэтапных репетициях и, в конце концов, талантливо поставил голливудский каскадёрский ас Якима Канут. Когда-то в 1939 году, дублируя Джона Уэйна на съёмках хрестоматийного вестерна Джона Форда «Дилижанс» он дважды  проделал свой легендарный трюк. С кресла идущего галопом дилижанса, запряжённого тремя парами коней Канут, на полном ходу,  перепрыгивал на последнюю лошадь, с неё – на среднюю, потом – на первую. Затем падал между первыми лошадьми и пропускал над собой карету. За это он тогда получил самый рекордный кинотрюковой гонорар. Потом Якима переквалифицировался в режиссёры каскадёрских номеров, прослыв специалистом №1 по опасным конным постановкам. В этом качестве его (и его сына Джона Канута) и застала работа над «Бен Гуром», увековечившая его имя в анналах «фабрики грёз». Продюсером и режиссёром ему была поставлена задача из разряда едва выполнимых: создать доселе невиданную, ураганную конную феерию, которая бы стала центральной зрелищной приманкой всего блокбастера. До сих пор непонятно, как это удалось Кануту и его рисковым сорвиголовам, но сия сцена и в III тысячелетии кажется вдвойне невероятной. Почему вдвойне? – Потому что в конце 1950-х ещё не существовало вездесущих компьютеров, с помощью которых постановщики сейчас решают многие проблемы, подрисовывая ими многие смертельно опасные эскапады. Конные же трюкачи «Бен Гура» в своих немыслимых виражах, кульбитах и падениях рисковали натурально и самозабвенно. И что самое важное: делали они это во имя богоугодной идеи своего фильма!

Словами это описать трудно, но мы попытаемся. Пилат (малоудачный для этой роли актёр Фрэнк Тринг) даёт отмашку участникам, бросая с постамента платок начала состязаний. И понеслось. Снабжённые острыми наконечниками (с обеих сторон) колёса месаловской квадриги, подъезжая к гоночным попутчикам, пробуравливают их кареты прямо на ходу. Визжат лошади, крошатся деревянные колёса, вздымаются в воздух повреждённые Месалой колесницы, выбрасывая своих седоков на бурый грунт пыльной арены. Оказавшиеся на земле горе-наездники тут же затаптываются копытами несущихся на них коней их противников. От неумышленного тарана перевёрнутого экипажа одного из неудачников квадригу самого Бен Гура подбрасывает(это была незапланированная случайность на съёмках, в которых снимался вместо Хестона сын главного каскадёрского маэстро Джон Канут, отделавшийся царапинами и лёгким испугом). Герой едва не падает на землю.   Но выкарабкивается из-под колёс, удерживая поводья своих белоснежных арабских скакунов.  Однако параллельно несущийся Месала, поровнявшись с ним, бьёт Бен Гура своим кнутом. И так далее и тому подобное. Можно лишь предполагать, как этот аттракцион смотрелся в своё время в темноте кинозала, в рамках широкого формата от проекции на большой экран дорогой 70-миллиметровой киноплёнки.

После этой реактивной сцены фильм ещё идёт 47 минут, показывая изгибы судьбы знатного иудея, который в результате признаёт Христа, как обещанного Богом-Отцом Мессию. Но Мессию, добровольно давшего себя избить, оплевать и распять. Мессию отнюдь не давшего иудейскому народу власть над Земным миром (как того желали евреи вместе со своей фарисейской элитой), а пролившего свою Божественную кровь за искупление грехов  всего человеческого рода. Именно эта, пролитая Иисусом на Голгофе кровь и станет тем краеугольным камнем, который окончательно выдавит душу колеблющегося Бен Гура из пут унылых сомнений. Ибо благодаря ей – пречистой крови Спасителя — чудесно исцелятся умиравшие от проказы мать и сестра героя, попавшие под Голгофской горой после распятия под буйный ливень, чья вода смыла собой Священную Кровь Христа и стекла под ноги заживо загнивавших женщин.

Возможно, я выскажу сейчас крамольную мысль, порекомендовав в преддверии светского Нового года и, особенно, Православного Рождества смотреть людям не набившую оскомину алкогольно-балаганную «Иронию судьбы» Э. Рязанова (и уж тем более не пошлые песенно-кабаретные концертные вакханалии), а классическую библейскую жизнеутверждающую эпопею американца Уильяма Уайлера, удостоенную в своё время рекордного количества «Оскаров» и  являющуюся кинематографическим феноменом на протяжении вот уже почти 60-ти лет. В отличие от «Клеопатры» и «Падения Римской империи» (1965), «Бен Гур» с годами не то что не устаревает, а только укрепляет своё славное кинематографическое реноме, подобно вкусному качественному вину стародавней выдержки.

Борис Швец (специально для сайта «Легендарное кино:нравственная оценка фильмов»)

5 января 2016 года


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 4

  1. orenkomp.ru:

    Джил Фэвор — босс перегонщиков крупного рогатого скота, а его помощника зовут Хулиган Ятес. Команда перегоняет стадо и по дороге сталкивается с разными людьми и приключениями.

  2. Ирина:

    Скоурас убеждал Манкевича, что сценарий готов, декорации построены и актёры подобраны. Джозеф Манкевич не считал себя «блокбастерным» режиссёром, полагая что его стиль ориентирован на более камерные постановки, где психология и диалоги героев выходят на первый план. Поэтому он и оговорил в контракте условие радикального изменения концепции

  3. sikis izle:

    Schöner Artikel! Danke ..

  4. sikis izle:

    Superb Blog, das pure Leidenschaft strahlt …

Оставить комментарий