ДЬЯВОЛЬСКИЙ ОСКАЛ КИНОАБОРТАРИЯ


ВВЕДЕНИЕ В ТЕМУ

В мае 1993 года, работая на днепропетровском частном телевидении в качестве штатного кинообозревателя (и находясь в состоянии аморального помрачения) я выпустил в ночной эфир нашей студии 3-часовую киноподборку с провоцирующим названием «В ночном слиянии тел». Кустарный телепродукт представлял собой видеоколлажный замес из отрывков так называемой западной «эротической классики» — «9 ½ недель», «Дикая орхидея», «Калигула» и прочей скверны. Активная предварительная реклама заставила тогда десятки тысяч днепрян прильнуть к полуночному летнему эфиру этого  непотребства.

Примерно с неделю после демонстрации я, как непосредственный «идейный вдохновитель», пожинал тщеславные (наивные) плоды от факта всегородской молвы о «моём авторском деянии», которое то и дело обсуждалось «на местах». Но этого мне показалось мало. Через пару недель был готов уже 2-й трёхчасовой выпуск ночного «кино-секспросвета», более жёсткий и граничивший с порнографией.

Авторская книга (брошюра) Б. Швеца "Кино, кому ты продаёшь свою душу?", созвучная теме данного материала и размещённой ниже ТВ-передачи "Киноэкспресс +" (о пропаганде абортов в западном кино)

Авторская брошюра Б.Швеца «Кино, кому ты продаёшь свою душу?», созвучная теме данного материала и содержпнию ТВ-передачи «Киноэкспресс +» (исследующей пропаганду абортов в западном кино). См. ниже

Уже тогда сия затея сыграла с автором этих строк злую, анекдотическую шутку. После телетрансляции «В ночном слиянии тел» на моё имя стала приходить специфическая «благодарная почта». Её отправителями был всякий патологический сброд. Кто-то панибратски, в письменном виде, хлопал меня по плечу (мол, спасибо братец, порадовал: продолжай в том же духе). Кто-то восторгался показанной с моей лёгкой руки оргией лесбиянок. А кто-то безцеремонно требовал в следующий раз от меня (простите за подробность) уже «настоящей порнухи».

Теперь это может показаться смешным. И язвительно посмеяться над собой было бы уместно, если бы не одно «но». Когда сейчас я задумываюсь о предполагаемых масштабах тех внебрачных совокуплений, мерзкого рукоблудия, случайных зачатий и особенно абортов, которые породили в пределах Днепропетровска и области мои «оригинальные телешалости» похотливого толка, мне становится далеко не до смеха. И это только часть моих медийных «подвигов» прошлого (не говоря уже о безустанных телепоказах видеовыпусков «Плейбоя», «Пэнтхауза» и  прочей секс-чертовщины, которые постоянно продвигались мною в эфир с ритмичностью появления на прилавках свежих номеров «Спид-инфо»).

Господь меня наказал не сразу, долготерпеливо взирая на мои телевизионные выкрутасы, связанные с местечковым киноавторством. Бумеранг ответственности за содеянное бил по моей безтолковой голове поступательно. В полном соответствии с библейской истиной о том, что Господь – есть человеколюбец. «Его милосердие безприкладно и человеколюбию Его несть конца» — точнее и не скажешь (как только этими словами одной молитвы).

Так продолжалось ни много ни мало целых 5 лет. — Пять лет сплошного еженедельного злосмрадия, направленного на трёхмиллионную человеческую аудиторию Днепропетровской области!

Но однажды произошёл «сбой» привычной программы. Ряд событий, последовавших за моими вышеуказанными проделками, стал убеждать меня в том, что в своей профессиональной (и личной) деятельности я углубился во что-то неправильное, даже гадкое. Манящее снаружи, но уродливое изнутри. Причём, будучи частью механизма, ты попросту не замечаешь угара поглотившей тебя грязной Системы.

Истина стала открываться постепенно и со всей страшной моральной безпощадностью. Как миллионы других амбициозных парней и девчонок своего времени, в одночасье лишившихся своей Родины и привычных нравственных ориентиров, я оказался типичным продуктом глобальной  (и адской) «машины кинорастления». Её маховик был запущен ещё во времена СССР так называемым «либеральным крылом» советского кино и соответствующего лобби из системы отечественного кинопроката. Эта замаскированная артель, как выясняется, чуть ли не с первого послевоенного десятилетия окольными путями производила (посредством большого экрана) «рассекречивание» тайн интимных человеческих взаимоотношений.

А в 1985 году с приходом к власти удручающего масонского «реформатора» Горби, в унисон всенародно объявленным «перестройке» и «гласности», половая скабрезность в кино и на ТВ (так же как и матерная брань) стала лавинообразно приобретать легальный статус, формируя «новое поколение» постепенно оскотинивающейся восточнославянской молодёжи. Никто никогда не выяснял цифр кровавой, внушающей ужас статистики о количестве внутриутробных чадоубийств, совершённых нашими женщинами под воздействием похотливого  кино. — Как безобразно наглядного, так и идейно подспудного. Проблема влияния экранных сексуальных опусов на крушение миллионов человеческих судеб и на нещадную индустрию абортов призывает нас к детальному рассмотрению этого зловещего вопроса.  Но, обо всём по порядку (как это видится мне)…


НЕИСТОВАЯ ББ, или КАК КИНОЗВЁЗДЫ-ЖЕНЩИНЫ, ПОРОЙ, ЛЮБЯТ СВОИХ ДЕТЕЙ

По факту разбираемой нами темы не могу не сознаться в одном личном смущении, которое я испытал (ещё не будучи воцерковленным) в 1997 году при прочтении нашумевших мемуаров французской кинозвезды Брижитт Бардо «Инициалы Б.Б.». И хотя это было время тех самых моих порочных «плейбойских» ТВ-инициатив, отвязные откровения постаревшей кинодивы насчёт своего «ненавистного материнства», огорошили тогда меня (как и сотни тысяч других читателей по миру) до умопомрачения. В 1958 году, снимаясь в знакомой нам по советскому кинопрокату антифашистской комедии Кристиана-Жака «Бабетта идёт на войну», неистовая актриса не отказала себе в очередной блудной связи с актёром Жаком Шаррье. Причём, Бардо представила это дело так, что она оказалась чуть ли не жертвой насильственного домогательства со стороны своего кинопартнёра. 

До какого же исступления способно довести женщину норовистое безбожное себялюбие, если она документально и никого не стесняясь заявляет о том, что «всегда воспринимала беременность, как Божью кару» (!). Процитируем по этому поводу информацию с сайта eva.ru, где в сжатой форме была изложена дальнейшая жизнь Бардо в период её зыбкого брака с Жаком Шаррье:

«Вскоре Бри­житт за­бе­ре­ме­не­ла. Жак уго­ва­ри­вал её ос­та­вить ре­бен­ка, а она в ужа­се при­ня­лась бе­гать по вра­чам с прось­бой сде­лать ей аборт. Абор­ты во Фран­ции бы­ли под за­пре­том, ни один врач не ри­с­ко­вал свя­зы­вать­ся со зна­ме­ни­той ак­т­ри­сой. Бри­житт на­гло­та­лась сно­твор­но­го, но не­смо­т­ря на от­ра­в­ле­ние и ис­те­ри­ку, бе­ре­мен­ность у нее раз­ви­ва­лась нор­маль­но. «Он не­сколь­ко ме­ся­цев был опу­хо­лью, пи­тав­шей­ся мо­им те­лом» — так на­пи­са­ла Бри­житт про сво­его сы­на в ав­то­био­гра­фи­че­с­кой кни­ге. Она не­на­ви­де­ла еще не ро­ж­ден­но­го ре­бен­ка за то, что у нее от не­го пор­ти­лась фи­гу­ра, по­я­ви­лись рас­тяж­ки на жи­во­те и кру­ги под гла­за­ми. Он от­би­рал у нее са­мое ва­ж­ное — мо­ло­дость и кра­со­ту. Ей бы­ло страш­но. Из «де­во­ч­ки-жен­щи­ны» она пре­вра­ща­лась в «ма­ма­шу». Сне­сти по­доб­ное бы­ло не­воз­мо­ж­но. (Что не мешало Бардо ради саморекламы позировать с «сыном-опухолью» для журнальных фотосессий — прим. автора).

Брижжит Бардо с сыном Николя

Лжематеринство ради звёздного пиара — Брижитт Бардо со своим  сыном Николя Шаррье

ББ с сыном Николя

ББ и её трёхлетний Николя. Лицедейские игры с ребёнком в присутствии фотокорреспондента

Сра­зу по­с­ле ро­дов Бри­житт от­пра­ви­ла маль­чи­ка к сво­им ро­ди­те­лям. По­том раз­ве­лась с Жа­ком и на су­де от­ка­за­лась от сы­на. Пусть его вос­пи­ты­ва­ет па­па. Па­па так и сде­лал, снял до­мик за го­ро­дом и рас­тил маль­чи­ка сна­ча­ла с по­мо­щью ро­ди­те­лей Бри­житт, а по­том — со вто­рой же­ной».

Как-то в голове не укладываются мотивации 62-летней (на тот момент) бывшей артистки, которая в столь одиозной форме обнародовала сокровенные тайны своего ветреного прошлого (что следовало бы тихо и покаянно исповедать в церкви перед лицом Всевышнего).

Неудивительно, что даже привыкшие ко многому европейские читатели — в массе своей — были шокированы вызывающими душеизлияниями бывшего секс-символа Франции. А сами Жак Шаррье и повзрослевший Николя Шаррье (родился 11 января 1960 г.) после появления в продаже «Инициалов Б.Б.» подали в 1997 году на Бардо в суд «за разглашение тайн семейной жизни»…

Авторская ТВ-передача Б.Швеца «Дьявольский оскал «абортного кинофеминизма»

из серии «Киноэкспресс +» (31 мин., 2001 г.)

(новое, выложено 29 октября 2015 года)

ФЕМИНИСТСКОЕ ЛОББИ ГОЛЛИВУДА

Клиническое поведение Бардо — всю свою любовь направившей на приблудных собак и кошек, но не на обездоленных людей – словно знаковая квинтэссенция феминизма. То есть извращённой борьбы женщин за своенравное доминирование над мужчинами во всех сферах деятельности. Убогое явление феминизма было сколь пародийно, столь и рекламно показано в образе героини Натали Вуд – взбалмошной великосветской дамочки Мэгги Дюбуа из хрестоматийной голливудской кинокомедии «Большие гонки» (1964).

Натали Вуд в роли культовой кинофеминистки Мэгги Дюбуа в комедии "Большие гонки" (1964) Блейка Эдвардса

Натали Вуд в роли культовой кинофеминистки Мэгги Дюбуа в комедии «Большие гонки» (1964) Блейка Эдвардса

Сама же миниатюрная брюнетка, урождённая Наташа Гурдина (наследница русских эмигрантов, прорвавшаяся в американский кинобизнес под вышеприведённым псевдонимом) имела в Голливуде 60-х репутацию достаточно «неугомонной леди», этакой женщины-циклона. Свою загадочную смерть в 1981 году (утонула возле своей яхты при невыясненных обстоятельствах) актриса отчасти нашла и из-за своего нетерпеливого характера. Но что там только одна Брижитт или одна Натали Вуд!

На фоне таких более поздних кинохулиганок, остервенело сражающихся — и на экране и в жизни — с «мужской тиранией», «гомофобией» и с «незапланированной беременностью» как Барбара Стрейзанд, Джейн Фонда, Анджелина Джоли, Шер, Мэрил Стрип, Голди Хоун, Деми Мур, Сюзан Сарандон, Джина Дэвис, Шэрон Стоун, Вупи Голдберг, российская матриархатная актриса-сектантка Елена Цыплакова и прочих революционерок, та же ББ сейчас воспринимается едва ли не бабушкой-традиционалисткой.

Барбара Стрейзанд и Роберт Редфорд в фильме "Какими мы были" (1973) Сиднея Поллака

Барбара Стрейзанд и Роберт Редфорд в фильме «Какими мы были» (1973) Сиднея Поллака

Стрейзанд всю жизнь гнёт напролом в Голливуде собственную генеральную линию, играя длинноносых и худосочных «гадких утёнков», подминающих под себя таких кинокрасавцев, как Омар Шариф, Роберт Редфорд, Райан О`Нил, Пирс Броснан, Крис Кристофферсон, Джефф Бриджесс и её сегодняшний супруг Джеймс Бролин (один из героев фильма «Козерог-один»). Но в этой, годами отработанной Стрейзанд карьерной мишуре однажды произошла постыдная осечка. В первом браке с актёром Эллиотом Гулдом в 1966 году диктаторская актриса и певица нажила сына Джейсона, ставшего впоследствии педерастом.

Эллиот Гулд и Барбара Стрейзанд со своим сыном Джейсоном (1967 год)

Эллиот Гулд и Барбара Стрейзанд со своим сыном Джейсоном (1967 год)

Первоначальный материнский ужас от сего открытия сменился у Стрейзанд (в духе времени) толерантным «уважением к половому выбору сына». В 1996 году в возрасте 30 лет Джейсон Гулд сочетался гомосексуальным браком с манекенщиком Дэвидом Найтом, сделавшим себе имя на рекламе нижнего белья.

Стрейзанд с сыном-педиком Джейсоном

Деланное материнское счастье Барбары Стрейзанд с сыном-педерастом Джейсоном Гулдом

Пожизненная бунтарка Джейн Фонда, помимо бурной общественной активности в разных сферах, включая и «битвы женщин за равноправие с сильным полом», ещё на заре своей карьеры сыграла культовую супергёрл Барбареллу (в одноимённом комиксе её тогдашнего мужа – режиссёра Роже Вадима, 1968 год). Сильно воспетая в своё время советской кинокритикой «прогрессивная американская актриса» никогда не упускала возможности публично заявить, что она против устоявшегося в обществе мнения о второплановости женщин, ибо многие из них не хотят быть «лишь прачками и домохозяйками».

Джейн Фонда в качестве кинозвезды-активистки

Джейн Фонда в качестве кинозвезды-активистки

Таблоидный образ Анджелины Джоли давно ассоциируется у публики с патологически дерзкой татуированной фурией, перепробовавшей все виды наркотиков, спиртного, членовредительских телесных утех и авторитарно придавившей своим каблуком Бреда Питта (попутно разрушив образцовый голливудский брак суперзвезды-симпатяги с Дженнифер Энистон).

Доминирующая леди Анджелина Джоли и её муж-суперзвезда Бред Питт

Доминирующая леди Анджелина Джоли и её муж-суперзвезда Бред Питт блистают на публике

Постоянно усыновляющая детей разных рас и ратующая за однополые свадьбы мужеложников и лесбиянок Джоли не даёт передышки своим амбициям. Даже такой убийственный вердикт врачей, как рак груди и операцию по удалению грудных желез она умудрилась превратить в звонкое мелодраматичное «женское шоу» всемирного медиа-масштаба. Обращает на себя внимание и то (малоприметное) обстоятельство, что «фактор Джоли» планомерно поддерживается глобалистской элитой в качестве этакой «крутой женщины – посланца доброй воли новой формации». Всё в духе её культовой киногероини Лары Крофт – расхитительницы гробниц, с которой молодая дочь актёра Джона Войта и начала покорение суперзвёздного киноолимпа в 2001 году.

Что касается Голди Хоун и Деми Мур, то уже по одному факту их работ в женских армейских кинохитах «Рядовой Бенджамин» (1981, с Хоун) и «Солдат Джейн» (1997, с Мур) можно определить степень их лягания в сторону традиционных отношений между мужчиной и женщиной.

Обрившаяся наголо Деми Мур и Брюс Уиллис с дочками на премьере феминистского военного блокбастера "Солдат Джейн" (1997). Тем же составом они появились годом раньше и на премьере "Стриптиза"

Обрившаяся наголо Деми Мур и Брюс Уиллис с дочками на премьере феминистского военного блокбастера «Солдат Джейн» (1997). Тем же составом они появились годом раньше и на премьере «Стриптиза»

К тому же трижды мама Деми Мур не почуралась проткнуть себе на экране портняжной спицей низ живота (дабы избавится от нежеланного чада) в ленте «Если бы стены могли говорить» (1996). Впрочем, за год до этого полоумная Деми не почуралась выйти на авансцену и в образе стриптизёрствующей проститутки в злачном фильме «Стриптиз» (1996). А потом пригнать на голливудскую премьеру этой провальной непотребщины своего тогдашнего мужа, «крепкого орешка» Брюса Уиллиса и… трёх ещё не выросших из подгузников дочурок (одна из которых снималась в этом опусе вместе с самой актрисой), дабы те могли лицезреть змееподобно извивающуюся на топлесе голую маму. Мы уже не говорим о том, что именно сия «авангардно мыслящая» актриса в 1991 году на обложке журнала «Вэнити файр» открыла эру «беременных фотосессий» голливудских звёзд-феминисток. Превратив тем самым интимное таинство вынашивания собственного ребёнка в выгодный для себя карьерный пиар-скандал.

Скандальное фото беременной (и обезумевшей) Деми Мур 1991 года для журнала "Вэнити файр"

Скандальное фото беременной (и обезумевшей) Деми Мур 1991 года для журнала «Вэнити файр»

Кстати, агитационная 2-серийная номинированная на премии «Эмми» и «Золотой глобус» киноагитка американских звёзд-бунтарок «Если бы стены могли говорить» (1996 и 2000), где Шер, Деми Мур, Сисси Спайсек, Шэрон Стоун, лесбиянки Энн Хеч и Эллен де Дженерес клеймили с разных сторон ханжеское общество и «устаревшие» нормы церковной христианской морали, до сих пор блуждает по нашим телеканалам, как официальный телепродукт, разрешённый для всех возрастов. Правда, эта грязноватая плакатная телевизионка оказалась вторичной «отрыжкой вдогонку» к первоначальному «бюджетному» фильму-манифесту. Им был выдвигавшийся на «Оскара» в 1990 году «Тельма и Луиза» известного режиссёра Ридли Скотта со Сюзан Сарандон и Джиной Дэвис в ролях двух несчастных подружек-маргиналок, приторно протестующих против «мужского беспредела» и устраивающих себе в финале деланное автохаракири.

"Если бы стены могли говорить" (размещение этой рекламы не означает, что этот фильм нужно Вам посмотреть)

«Если бы стены могли говорить» (размещение этой рекламы не означает, что этот фильм мы рекомендуем Вам смотреть)

Восстание против изначальных законов человеческого бытия, омужествление женского начала, легализация порнографии, наркомании, курения, мата, «суперменского пьянства», педофилия всех мастей, злобные выпады против традиционных семейных ценностей с безудержной пропагандой вырезания из женского чрева внутриутробных — ещё не рождённых — детей – вся эта отстойная вакханалия стала сегодня едва ли не повсеместным антиевангелием.

Как писала ещё в 1978 году советский кинокритик Янина Маркулан в своей книге-бестселлере «Киномелодрама. Фильм ужасов»: «Из фильма фильм, независимо от жанра, характера сценарной истории, пропагандируется модель сегодняшнего преуспевающего мужчины и современной эмансипированной женщины, модель семьи, счастья, нравственных установок… Короче говоря, экран предписывает престижные каноны, необходимый набор элементов, без которых якобы не может обойтись современный цивилизованный человек, будь он профессором или лавочником».

Становится жутковато, когда наблюдаешь, как этим варварским аномалиям задаётся «мифология престижа». А престиж в нынешнем понимании это, прежде всего, следование теперешним саморазрушительным правилам жизни «эпохи Водолея» (то бишь антихристианского «нового мирового порядка»). Ореолом «крутости» объявляется всё, что противоречит Божьим заповедям – алчность, корыстолюбие, умение выйти «сухим из воды», разнузданность нравов, доминирование женского начала над мужским, провозглашение однополых извращений «нетрадиционной ориентацией», требующей к себе толерантного отношения… Плюс обладание вещами! Обладание не только собственными квартирами, фирмами, машинами, антиквариатом, но и купленными… детьми, женщинами, мужчинами, нормами морали. В том числе и беременностями. – Если не хочу рожать сама (карьера не позволяет), то закажу себе ребёнка на стороне, так называемой «суррогатной маме». Если же сама зачала «невпопад» от очередного любовника или от опостылевшего мужа, то сделаю себе аборт и никаких проблем (?!). И кинематограф Запада (а отечественный ему в этом неуклонно подражает) с незапамятных времён взял на себя рекламные функции по продвижению этих антизаповедей в человеческий быт.


Если пристально всмотреться в наше прошлое, то с горечью придётся признать, что и система куда более культурной советской киноиндустрии, увы, не была стопроцентно защищённой от одиозных западных веяний.

Борьба с чадородием народов СССР в тихую осуществлялась как бы с «чёрного хода», через зарубежный кинопрокат. Подавляющее большинство сверхпосещаемых в СССР фильмов с Бельмондо («Чудовище», «Кто есть кто», «Игра в четыре руки», «Картуш», «Профессионал»), Челентано («Серафино» и «Блеф»), с Пьером Ришаром («Укол зонтиком», «Не упускай из виду», «Высокий блондин в чёрном ботинке»), Джеком Леммоном и Тони Кертисом («В джазе только девушки!»), Колюшем («Инспектор-разиня», «Банзай»), Аленом Делоном («Троих надо убрать», «Чёрный тюльпан»), Питером О`Тулом («Трюкач», «Как украсть миллион», «Лев зимой»), Марчелло Мастроянни и Софи Лорен («Развод по-итальянски», «Брак по-итальянски», «Вчера, сегодня, завтра»), Робертом Редфордом («Три дня Кондора»), Паоло Вилладжо («Синьор Робинзон»), Лино Вентурой («Седьмая мишень»), Орнеллой Мути («Народный роман» и «Укрощение строптивого») и прочих звёзд ушедшей поры было выстроено на деструктивных установках. – На внебрачных похотливых устремлениях героев и героинь, на авантюрной жажде обмана и лёгкой наживы, на скрытой пропаганде содомии, случайного секса, фрейдизма, выпивки, курения, пошлого смехотворства, на насилии и жестокости. Чем не завуалированное минное поле для крушения устоев самого непокорного (для атлантистов) духовного и геополитического противника, которым всегда была Россия?

Кадр из французской комедии с Пьером Ришаром и Джейн Биркин "Не упускай из виду" (1975, в СССР с 1979). Главные герои в плену у гомосексуальной эстрадной мафии.

Кадр из французской комедии с Пьером Ришаром и Джейн Биркин «Не упускай из виду» (1975, в СССР с 1979). Главные герои в плену у гомосексуальной эстрадной мафии

И это минное кинополе уже тогда поступательно приносило свои первые подрывные плоды, в виде слепого подражания простодушных советских зрителей иностранным звёздам. Не обязательно капиталистическим. Кинематограф соцлагеря – особенно Югославии, Польши и Румынии – часто был не менее злотворным, чем голливудские и франко-итальянские зрелища о вольных нравах.

Так, в 1982 году сердца союзных парней и девчонок покорил 2-серийный югославский фильм «Пришло время любить», который сдетонировал резкий всплеск посещений советскими женщинами специализированных консультаций (и вовсе не из соображений будущего материнства). По своей идейной начинке лента режиссёра Зорана Чалича представляла собой ещё ту (адскую) love story. Резкость личных выводов автор постарается аргументировать синопсисом содержания лукавой картины, которое он помнит достаточно свежо.

Пришло время любить плакат

Югославский плакат к «абортному» молодёжному фильму «Пришло время любить» (1979, в СССР с 1982 г.)

Под прикрытием жанра романтической молодёжной мелодрамы о первой любви на экране разворачивалась история гормональной юношеской страсти между девушкой Марией (Риалда Кадрич) и парнем Бобо (Владимир Петрович). Когда стало ясно, что Мария беременна, верные друзья Бобо прямо на уроке всем классом собирают деньги «залетевшим» влюблённым на подпольный аборт. По логике фильма, сбор одноклассниками средств на прерывание нежелательной беременности героине воспринимается введёнными в заблуждение зрителями, как выражение рыцарской мужской взаимовыручки. «Вот класс! Если бы у меня были такие друзья!» — поделился со мной эмоциями в темноте кинозала мой одноклассник Костя (это из личных воспоминаний).

Прощелыга-подпольщик, взяв собранные с большим трудом деньги не успевает сделать Марии кустарную операцию, поскольку его лавочку накрывает милиция. И находящуюся под наркозом Марию органы правопорядка отдают в «квалифицированные руки» медика-профессионала, которого сыграл премьер югославского кино – актёр Бата Живойинович, чей персонаж и довёл свой «профессиональный долг» до конца. «Мария осталась жива! Но у неё теперь может не быть детей» — заявляет он, вздохнувшему с облегчением горе-любовнику Бобо…

Как мы уже отметили, фильм имел культовый молодёжный успех, как в самой Югославии, так и в Советском Союзе. У нас в прокате он собрал 37 миллионов 600 тысяч зрителей. Приехавшую в середине 80-х на Московский международный кинофестиваль исполнительницу роли Марии (кстати, по прозвищу «Магдалина» (!)) Риалду Кадрич засыпали письмами и вопросами многие представительницы слабого пола из СССР, признававшиеся молодой актрисе, что в образе её героини они узнавали самих себя. Картина-мавр сделала своё дело. «Пришло время любить» для многих влюблённых Страны Советов, по сути, стало означать лишь одно — «пришло время делать аборты» (если к этому их будет подталкивать «житейская необходимость»).

(окончание следует)

 

Сайт  существует благодаря вашим пожертвованиям

Номера счетов в платежной системе


 валютный счёт: Z39632757765

рублёвый счёт: R396126334717

гривневый счёт: U298788197761



Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 2

  1. Марина:

    Спасибо за замечательную статью, ждём продолжения. Если бы большее количество людей читали Ваши статьи, стало бы намного лучше. На видео Авторская ТВ-передача Б.Швеца «Дьявольский оскал «абортного кинофеминизма» с 5.29 минуты отсутствует звук, очень хочется посмотреть Вашу программу.

  2. Борис Швец:

    Приносим свои извинения за технические неполадки в телепередаче «Киноэкспресс+: Дьявольский оскал киноабортария и феминизм». Проблема со звуком устранена. Смотрите фильм в хорошем качестве, распространяйте по социальным сетям для ознакомления максимального количества зрителей.

Оставить комментарий