КРОВАВАЯ ОДИССЕЯ «РОБОТА-ПОЛИЦЕЙСКОГО»


 — Гримасы ушедшей видеоэпохи — 

КРОВАВАЯ ОДИССЕЯ

«РОБОТА-ПОЛИЦЕЙСКОГО»

«РОБОТ-ПОЛИЦЕЙСКИЙ» (Robocop)

Пол Верховен режиссёр_Робот-полицейский-1987

«Робот-полицейский», съёмки фильма во второй половине 1986 года (слева — режиссёр Пауль Верхувен)

Производство: «Орион пикчерс» США, 1987, 1 час 42 мин.
Авторы сценария:
Эдвард Ньюмайер и Майкл Майнер
Режиссёр:
Пауль Верхувен
Оператор:
Джост Вакано

Художник:

Уильям Сэнделл
Монтаж: Фрэнк Дж. Юриост

Композитор:

Бэйзил Паледоурис
Грим:
Роб Боттин
Компьютерные эффекты:
Фил Типпет
Продюсеры:
Арни Шмидт, Джон Дэвисон, Стэфен Лим

 Роли исполняют:

Питер Уэллер-Robocop-Peter-Weller-300x254

Питер Уэллер (пока ещё без шлема) в роли полицейского Алекса Мэрфи, ставшего впоследствии роботом-полицейским

Мэрфи (робот-полицейский):
Питер Уэллер
Офицер Энн Льюис: Нэнси Аллен
Дик Ричардс (корпоративный злодей): Ронни Кокс
Кларенс Боддикер (убийца полицейских):
Кэртвуд Смит
Старик:
Дэн О`Хэрлихи
Боб Мортон:
Мигель Феррер
Леон Нэш:
Рэй Уайз
Эмиль Антоновски:
Пол Мак-Крейн
Сержант Уоррен Рид:
Робер Дукуй
Джонсон:
Фэлтон Перри

Авторское предупреждение: из-за обилия жестоких, фривольных, идейно циничных сцен и нецензурных диалогов фильм смотреть не рекомендуется (особенно детской и молодёжной аудитории, на которую он изначально и нацелен).

СЮЖЕТНАЯ ЗАВЯЗКА

… В американском мегаполисе Детройт вовсю разбушевался бандитизм. Группировки вооружённых отморозков бесчинствуют на улицах города — грабят и насилуют прохожих, производят дерзкие ограбления магазинов и банков, убивают стражей закона.

Так, посланного в наиболее криминогенный район полицейского Алекса Мэрфи ловит банда свирепого маргинала Кларенса Боддикера.

Расправа банды Боддикера (Кэртвуд Смит) над полицейским Алексом Мэрфи (Митер Уэллер)

Расправа банды Боддикера (Кэртвуд Смит) над полицейским Алексом Мэрфи (Питер Уэллер)

Сначала гангстеры садистки его истязают, после чего — расстреливают ураганом свинцового огня. Однако труп Мэрфи подхватывает двуликая корпорация «Оу-Си-Пи» (ОСР) и разрабатывает на его основе проект пуленепробиваемого серебристого «робокопа», посылая своё изделие на расправу с преступным миром Детройта…

Робот-полицейский-фанаты-режиссёр Пол Верховен-актёр Питер Уэллер-фильмы о киборгах-убийцах-Робокоп фильм 1987 года

Навеянная давним фильмом Пауля Верхувена робокоп-мания в современном интернете


РЕЦЕНЗИЯ

Увы, вызывающий интригу синопсис сюжета не отражает всей вредоносности этой лукавой полицейско-бандитской киновакханалии. Недавний её пересмотр (после почти 20-летнего перерыва) лишь подтвердил первоначальные нехорошие впечатления от этого (второго американского) фильма нидерландского кощунника Пауля Верхувена. До этого (начиная с 1973 года) режиссёр прогремел в родной Голландии, где снял такие скандально-«заточенные» ленты, как «Турецкий фрукт», «Китти-вертихвостка», «Оранжевые солдаты», «Четвёртый мужчина». Во всех этих «шедеврах» Верхувена сомнительно блистал его излюбленный артист — своеобразный Рутгер Хауэр. В 1985 году патологически неуравновешенного режиссёра ангажировал Голливуд и дал возможность применить свою тягу к сенсационности на постановке исторического блокбастера «Плоть + кровь» (снова с Р. Хауэром в главной роли). 

Рутгер Хауэр (с мечом) и Брайон Джеймс в провокационном блокбастере Пауля Верхувена на историчесую тему "Плоть + кровь" (Flesh + blood, 1985)

Рутгер Хауэр (с мечом) и Брайон Джеймс в провокационном блокбастере Пауля Верхувена на историческую тему «Плоть + кровь» (Flesh + blood, 1985)

Это буйное похотливое (и чумовое) кино особого коммерческого успеха в США не снискало. К тому же на его съёмках режиссёр и его постоянный актёр серьёзно полаялись на долгие годы вперёд. Но спонсировавшая «Плоть + кровь» компания «Орион» заприметила дерзкого ниспровергателя и спустя 2 года заключило с Верхувеном повторный контракт на постановку «Робота-полицейского», с которого, собственно, и началась его удачная карьера в калифорнийской «киномекке», кульминацией коей стал одиозный эротический триллер «Основной инстинкт» (1992) с Майклом Дугласом и Шэрон Стоун.

Основной инстинкт 1992 годl

Майкл Дуглас (справа) и Шэрон Стоун в самой скандальной американской ленте режиссёра П. Верхувена «Основной инстинкт» (1992)

Когда ещё во время службы в армии взводный командир повёл наше подразделение в один из омских видеосалонов на «Робота-полицейского», то, выйдя из душного зала, я ощутил в своей неокрепшей душе наличие какого-то скверного осадка. Обилие огнестрельной пальбы, пиротехники и диковинной (для того времени) компьютерной мультипликации не смогло заглушить во мне странное полушоковое чувство. Успев прочитать финальные титры, я запомнил имя режиссёра  — Пола Верховена (именно так, по-английски, его имя произнёс переводчик, что потом вошло «в серию»). Однако я не мог отделаться от мысли, что своим «Роботом-полицейским» режиссёр будто вылил на  зрителей (со мной в купе) увесистое ведро помоев. И при этом серьёзно пытается убедить нас в том, чтобы мы нашли этот «душ» освежающим.  

На дворе стоял солнечный май (или июнь) 1989 года. На расшатанных устоях советского быта  появились серьёзные метастазы видеосалонного бума, в котором тогда правили бал  «Коммандо», «Кобра», две части «Рэмбо», «Нечто», «Рокки-3», «Рокки-4», «Изо всех сил», «Калигула», «9 ½ недель», «Греческая смоковница»… Имя им – легион.

Продолжал удерживать свою популярность у наших подростков и первый «Терминатор», выпущенный вышеупомянутой американской студией «Орион пикчерс», которая своими популярными кинохитами тогда не без успеха «начищала клюв» своим конкурентам из числа голливудских гигантов. Посему, когда к четвертому году «перестройки» видеопираты расплодили по всей стране и «Робота-полицейского» (сошедшего с конвейера опять-таки компании «Орион»), своеобразно продолжавшего тему «киборгов-убийц» из мира будущего, то видеосалонные подвалы и залы при ДК стали активно заполняться неискушённой детской и молодёжной публикой, с готовностью откликнувшейся отведать очередной голливудской непотребщины.

robocop_пауль верхувен в режиссёрском экстазе

Одержимый «робокопией» Пауль Верхувен в режиссёрском экстазе ставит сцену расстрела электронным «птеродпактилем» невиновного сотрудника «Оу-Си-Пи»

Радикальный тон автора этих строк имеет свои веские основания. Как было уже сказано, фильм повествует о робокопе Мэрфи (кстати, очень востребованная фамилия в американских кинобоевиках 80-х, включая вертолётный блокбастер «Голубой гром», в котором герой Роя Шэйдера также носил фамилию Мэрфи; а за год до «Робота-полицейского вышел ещё и поточный кинокриминал с Чарлзом Бронсоном «Закон Мэрфи»). Самого стража закона бандиты зверски убили. На парне не осталось и живого места. Однако тело умерщвлённого полицейского нежданно-негаданно заинтересовало влиятельную финансовую группу «Оу-Си-Пи», сделавшую из него механизированного истребителя преступности. Этакого терминатора со знаком «плюс».

робот-полисмен уэллера на фоне ма

Полицейский киборг на службе лукавого правопорядка

Возрождённый Мэрфи ездит по злачным кварталам, своим суперпистолетом штабелями убивает всякое отребье, пока не нарывается на своих прежних истязателей во главе с омерзительным худосочным очкариком Боддикером.

Сражаясь с его гнусной ватагой герой добирается и до их покровителя, злобного магната из самого «Оу-Си-Пи» Дика Ричардса (Ронни Кокс), алчного до вселенской власти. И начинается новый этап городской войны Мэрфи то с врагами, то со своими же, условно говоря, прогнившими «работодателями».

Робот-полицейский-злодеи

Ронни Кокс в роли мстительного корпоративного злодея Дика Джонса

Лично меня удивляет то, как пишущее и снимающее о кино сообщество — например, сайт film.ru — едва ли не с придыханием расписывает все этапы работы над данным «шедевром масскульта». Опираясь на официальную легенду, наши коллеги пишут о том, как сценарист Майкл Ньюмайер долго обивал пороги большого Голливуда со своим детищем. Заостряют они внимание и на различные трудности, возникавшие во время производственного периода (мол, актёру Питеру Уэллеру было ой как нелегко сниматься в стальном «корсете» своего alter ego и в сложном гриме Роба Боттина). И на полном серьёзе внушают читателю мысль чуть ли не о подвижничестве талантливого маэстро Верхувена со всей его командой профессионалов, согласившихся на данную работу за относительно невысокие гонорары (поскольку бюджет в 13 миллионов долларов предполагал собой серьёзную экономию средств).

Подготовка к работе Питера Уэллера в гримёрном кресле

Подготовка к работе Питера Уэллера в гримёрном кресле

Но ни словом не анализируется та грязь — визуальная и идейная -, которую смакует эта «хрестоматийная» жанровая похабщина. Да, авторы не жалеют чёрных красок (и туалетного антуража) для злодеев своей киноистории. Но это больше смахивает на самозабвенное упоение собственными нечистотами.

Вернёмся к смерти главного героя. Его не просто лишают жизни. Над Мэрфи сначала всячески измываются – бьют, пинают, уничижают его человеческое достоинство. Валят на пол, ногами прижимают руки к земле, визжат над ним (как черти в аду). А далее главарь подонков Кларенс Боддикер выстрелом из дробовика в упор отстреливает бедняге руку. Конечность отлетает. На лице Мэрфи появляется ужас, из его раны хлещет кровь. Над тяжело раненным парнем продолжают издевательски ржать. Из последних сил он поднимается и… шквал огня, извергаемый шестью  ублюдками, делает из него решето. После чего в край распоясавшийся бандитский вожак делает Алексу «контрольный» выстрел в лоб. Кровавой дыркой на лбу центрального героя сия «увертюра» заканчивается.

Изуверское убийство главного героя в начале фильма

Изуверское убийство главного героя в начале фильма

И мы, наивные, позволили убедить себя в том, что перед нами знаковое боевое кино, вызывающее ностальгию по старым, добрым временам?

Кстати, о лицедеях проекта. Верхувен и здесь подумывал снимать набравшего тогда популярность в Америке Хауэра. Но непомерная гордыня обоих не дала опять сойтись на площадке известному в прошлом кинотандему. Да и студия была против габаритного Хауэра, которого доспехи робокопа слишком ограничивали в пластике. По тем же причинам, мол, отпала и кандидатура Шварценеггера (хотя тот после «Терминатора» был завален более престижными предложениями и не был склонен к самоповтору). Так Верхувен и вышел на неизвестного Питера Уэллера, чья нижняя челюсть (выглядывающая из-под шлема), по легенде, и пленила как студию, так и постановщика.

Что до главного нечестивца, то, по-моему, актёр Кертвуд Смит, играя Боддикера, в своей циничной браваде зашёл слишком далеко. Он вызывает откровенное раздражение. Его предыдущая негативная роль агента ФБР Карсона, сыгранная в более спокойной остросюжетной ленте «Вспышка» (шедшей на советских киноэкрнах и благодаря которой многие узнавали артиста и в «Роботе-полицейском») была куда интереснее и выразительнее.  По указке ориентированного на скандал постановщика К. Смит трактует своего Боддикера, как «отродье без тормозов», для которого нет ничего святого.

Питер Уэллер и Кэртвуд Смит в филь

Арест робокопом мерзкого Кларенса Боддикера (Кэртвуд Смит)

В принципе, такую же характеристику резонно применить и к самому режиссёру. Эпатаж любой ценой – так можно выразить всё «творчество» Пауля Верхувена в кино, где насилие, грязный секс, извращения, содомия, жестокость и хула на Всевышнего преподносится под соусом своеобразного «интеллектуального кинококтейля». С такой же заявкой на «философский экшн» Верхувен стряпал и рассматриваемую ленту. Правда, в этом аспекте его потуги не достигли своей цели. Фильм воспринимается не как футуристический триллер, а как традиционный «современный боевик», оформленный под фантастику-антиутопию. Только антиутопию несерьёзную.

Работа Верхувена не выдерживает конкуренции с тем же первым «Терминатором», ибо лента Кэмерона, при всех её убийствах и демоническом гриме экранного Шварценеггера, имеет искреннюю интонацию картины-предупреждения, порождающего в зрительских умах отрезвляющие мысли, связанные с библейскими пророчествами о Последних временах человечества, которое своей аморальностью и доверчивостью компьютерной технике роет себе могилу.

У Верховена же тема «полиции и преступности будущего» решена с издевкой, с явной фигой в кармане. Его заверения об исследовании влияния власти больших корпораций на криминал больших городов – не более чем лукавая демагогия. А слова этого самовлюблённого гуру о том, что «Робокоп», дескать, дал ему возможность воплотить в жизнь один из вариантов истории о… Христе (мол, его герой Мэрфи тоже был убит, а потом воскрес; и даже однажды в одной из сцен пошёл по воде) – вообще в лучшем случае ересь. В худшем – типичное для этого деятеля богохульство.

Банда Кларенса Боддикера (Кэртвуд Смит) готова к очередным бесчинствам

Банда Кларенса Боддикера (Кэртвуд Смит) готова к очередным бесчинствам

«Робот-полицейский»  принадлежит к числу базовых голливудских опусов, деморализующих потребителя и провоцирующих в обществе рост насилия. А коммерческая эксплуатация (цитируем одного из американских социологов) таких явлений, как жестокость, садизм, насилие, — лучший путь к уничтожению цивилизации. Ещё в первой половине 1970-х годов один из штатовских журналистов подсчитал, что средний американец 60-ти лет за свою жизнь лицезреет на экране телевизора около ста тысяч убийств. Сколько трупов в «Робокопе» мы не подсчитывали (хотя данные о его экранных варварствах существуют). Но одно ясно – вся эта эскалация насилия и вычурной жестокости, демонстрируемая в фильме, не может пройти безследно.

Питер Уэллер в гриме (на заднем плане) и режиссёр Верхувен на съёмках фильма (осень 1986 года)

Питер Уэллер в гриме (на заднем плане) и режиссёр Верхувен на съёмках фильма (осень 1986 года)

… На героя несётся бандитский фургон, он успевает отойти в сторону. Бандит Антоновский (один из убийц Мэрфи) врезается в большую заводскую цистерну с токсичными отходами. Гангстера выносит из фургона отстойной зелёной волной, которая превращает его в, изнывающее от боли, слизкое чудовище, будто запрыгнувшее в экран из кошмарного сна. Режиссёр вовсю использует эту мерзкую фактуру, желая отработать её по полной программе на ошарашенных нервах зрителя.

Отвратный грим для актёра Пола Мак-Крейна, чей гнусный персонаж попал под токсичные отходы (режиссёр Верхувен работой гримёра доволен)

Отвратный грим для актёра Пола Мак-Крейна, чей гнусный персонаж попал под токсичные отходы (режиссёр Верхувен работой гримёра доволен)

Во время последнего просмотра фильма меня «тихо» шокировал один вроде бы проходной момент, которого я не замечал ранее. Эпизод явно детоненавистнический: покорёженный от гангстерских нападений робокоп-Мэрфи проверяет свой электронный прицел. И расстреливает своим  супермагнумом стеклянные баночки с… детским питанием. Герой разносит вдребезги одно смеющееся личико младенца (на этикетке), второе, третье; — методично вдалбливая (по технологии печально известного 25-го кадра) в умы молодёжного зрителя установку на конкретную антисемейную программу. Смысл же данного эпизода сводится к такой конспирологической концепции: «Дети – это опасность! Секс ради телесного наслаждения – это хорошо. Патриархальные же супружеские отношения для продолжения своего рода –  плохо!».

Как видим, жестокостей, ругательной брани и прочей скверны в творении отвязного голландца – целый канкан. Сколько-нибудь созидательного начала – не наблюдается и в помине.

«Робот-полицейский» Верхувена, «Короткое замыкание» Джона Бэдхема, «Искусственный разум» Стивена Спилберга, даже неоднозначный кэмероновский «Терминатор-2» (с этой точки зрения) – определённо деструктивные проекты, продающие обывателю идею об «униженных и оскорблённых» роботах, которые иногда, мол, более человечны, чем сами люди.

И вот первые богоборческие результаты этой пропаганды: недавно в Европарламент был продвинут законопроект, который призывает человеческое общество узаконить роботов, как «электронных личностей» со своими правами и обязанностями. О том же – какие именно права и обязанности будут вводиться в изначальную программу человекоподобных машин, не говорится ни слова! А если это будет обязанность по выслеживанию и уничтожению нравственно здоровой части общества, несогласной с данным новшеством? – А в правах у роботов будет возможность женитьбы на понравившейся живой женщине? (Да и мало ли каких непотребств можно подвести под это антихристово ноу-хау?).

Верная напарница героя - офицер Льюис (Нэнси Аллен) помогает раненому герою

Верная напарница героя — офицер Льюис (Нэнси Аллен) помогает раненому герою

Но данных тревожных новостей, напрямую связанных с разбираемой лентой, кинорепортёры с видеоманами в упор не видят. Оставаясь в рамках навязанного им (извне) мышления, они продолжают воспринимать первого «Робота-полицейского», как «классику жанра». А классика – «неприкосновенна». Особенно на фоне недавнего римейка – «Робокопа» от 2014 года, снятого бразильским наймитом Жозе Падилья. Они даже не хотят замечать того, что фильм имеет скомканный, оборванный финал (я уже не говорю о том, как герой — накануне последней расправы с корпоративным злодеем Ричардсом — безалаберно обошёлся с раненой напарницей Льюис, героиней Нэнси Аллен, самозабвенно выхаживавшей его до этого).  

Робот-полицейский приводит арестованного отморозка Боддикера в участок

Робот-полицейский приводит арестованного отморозка Боддикера в участок

Мы решили заговорить о феномене «Робота-полицейского» отнюдь не из-за художественной ценности этого продукта киномакулатуры. А из-за того шлейфа, который оставил  сей культовый фильм на кинематографической, общественной (а теперь уже и законодательной) орбите человеческого социума. Также необходимо было вскрыть и кричащую агрессивность его выразительных средств, ту «эстетику морга» (выражение российского детского психолога Ирины Медведевой), которая выдаётся за увлекательное произведение «массовой культуры». По сему, думается, мы не погрешим против Истины, если, отбросив пресловутую политкорректность, назовём режиссёра Верхувена и его съёмочную команду группой извращенцев, дорвавшихся до кино с жаждой реализации своих ущербных инстинктов. — Поскольку западная  индустрия по производству фильмов испокон веков паразитирует на достижениях подлинной христианской культуры. Этот конгломерат поступательно адаптирует свою продукцию в узаконенное целлулоидное извращение. — Тотально навязывает «перемену морального курса», которую послушно должна произвести над собой «человеческая биомасса» в угоду мировой элите, творящей на планете Земля унифицированный «новый мировой порядок».

И полуфантастический «фильм действия» «Робот-полицейский», снятый 30 лет назад, сыграл в этой дьявольской кинопропаганде свою немалую подрывную роль.

Борис Швец (специально для сайта «Легендарное кино: нравственная оценка фильмов»)

29 июля 2016 г.

 


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий