ЛЕГЕНДАРНОЕ ЗОЛОТО ЭПОХАЛЬНОГО «МАККЕННЫ» (авторская антология знаменитого вестерна)


И кто любит богатство, тому нет пользы от того.

И это – суета!

Библия, Книга Екклесиаста 5,9

 

Mackenna

Начало фильма: шериф Маккенна защищает свою жизнь от нападения вождя апачей. Единственное использование героем своего огнестрельного оружия (Фото с сайта Indian Quarterly)

Эта картина принадлежит к разряду наиболее памятных и всенародно-любимых американских приключенческих кинозрелищ за всю историю отечественного проката. После «Великолепной семёрки» вторая (и, увы, окончательная) визитная карточка американского вестерна для завсегдатаев советских кинотеатров.

Созданная на высоком (для конца 1960-х) 7-миллионном долларовом бюджете, с участием крупных звёзд и популярных вспомогательных актёров «золотого века Голливуда», весьма масштабная приключенческая постановка с толковой моралью и… полностью отвергнутая массовым зрителем в США, стала воистину «золотой жилой» для советских кинопрокатчиков. Своего рода, «Унесёнными ветром» от жанра классического голливудского вестерна для нескольких поколений союзных кинозрителей.


Mackenna_kolageКак писал в 18-м, сентябрьском (за 1974 год) номере журнала «Советский экран» критик Владимир Дмитриев: «Вместе с «Золотом Маккенны» к нам снова пришёл настоящий американский вестерн… Хотелось бы предостеречь некоторых критиков от резких выпадов в сторону новых фильмов этого редкого для нас жанра… Ибо в последние годы представительствовать от имени вестерна на наших экранах стали западногерманские экранизации романов Карла Мая, где на фоне югославских пейзажей индеец Виннету и белый человек по прозвищу Верная Рука кружатся в бравурной карусели развлекательных сюжетов».

экранизации романов Карла Мая, где на фоне югославских пейзажей индеец Виннету и белый человек по прозвищу Верная Рука кружатся в бравурной карусели развлекательных сюжетов». Пьер Брис и Стюарт Грэйнджер в вестерне «Среди коршунов» (реж. Альфред Форер; «Риальто-фильм» ФРГ, «Ядран- фильм» Югославия, 1964)

Пьер Брис и Стюарт Грэйнджер в вестерне «Среди коршунов»           (реж. Альфред Форер; «Риальто-фильм» ФРГ, «Ядран- фильм» Югославия, 1964)

Но индейские вестерны о Виннету (француз Пьер Брис), Верной Руке (англичанин Стюарт Грэйнджер) и Шаттерхэнде (американец Лекс Баркер) совместного производства ФРГ и Югославии делили в СССР зрительские восторги с не менее популярной (хотя и более кустарной по технике исполнения) серией индейских вестернов социалистической ГДР и её студии «Дефа» с ярким сербским атлетом и спортсменом Гойко Митичем (переехавшим на ПМЖ в Восточную Германию).

Гойко Митич в фильме "Чингачгук - Большой змей" (1968, "Дефа" ГДР)

Гойко Митич в фильме «Чингачгук — Большой змей» (1968, «Дефа» ГДР)

И в эту отлаженную тогда монополию европейских фильмов о борьбе краснокожих с бледнолицыми неожиданно ворвался масштабный и зрелищный американский жанровый подлинник! Что называется, настоящий кинематографический Дикий Запад «без дураков»: с фактурными героями, сказочными природными ландшафтами, оригинальными (для своего времени) операторскими съёмками, звенящей стрельбой, рукопашными потасовками, погонями, конными трюками, интригующими сюжетными поворотами, оригинальным хэппи-эндом и великолепной музыкальной дорожкой.

Символично, что вышедшая в том же сезоне-74 западногерманская лента «Сокровище Серебряного озера», с которой в 1961 году и начался очень популярный (в том числе и в СССР) цикл фильмов о Виннету после стремительного прогона по кинотеатрам «Золота Маккенны» оказался в нашем прокате на правах «бедного родственника». Казалось бы, тот же Дикий Запад, те же золотоискательские страсти, те же остросюжетные атрибуты. Даже возраст немецкого фильма на 7 лет оказался почтеннее американского. Но факты вещь упрямая: когда на наши экраны вышло американское «Золото…», то оно тут же похоронило под собой европейское «Сокровище».

И есть своя неуклонная правда в словах нашего режиссёра-женщины Светланы Дружининой, постановщицы фильма «Гардемарины, вперёд!», сказанных ею в начале 2001 года: «Я всегда с осторожностью отношусь к вестернам, сделанным в Европе. Всё-таки все они там немножко «сделанные». А здесь (т.е. в американских вестернах – прим. автора) всё настоящее. Они все живые, они фактурные. Здесь индейцы – так уж индейцы! Если уж «американский шериф» – так он америкa’нец! И «блондинка ирландского происхождения» — она непременно блондинка ирландского происхождения. И потом там это всё ими пережито! И когда нация переживает свою историю на экране, то кинематограф отображает эту историю более достоверно – это их собственная жизнь, это их собственная история. Поэтому американский вестерн, конечно же, он не превзойдён. В том числе и «Золото Маккенны»».

По сути, личное отношение к этому фильму мы высказали в своей авторской документальной ТВ-работе 10-летней давности «Золото Маккенны» — 30 лет спустя» (2005, смотрите ниже). И всё-таки, в данном случае, как почитателям картины с почти 40-летним стажем, нам трудно удержаться от нового витка воспоминаний, наблюдений, суждений, предположений, неожиданно всплывших примечательных фактов и выводов, которые одолевают зрительское сознание в ходе очередного соприкосновения с этой знаковой приключенческой лентой.


Mackenna_poster


 ПРЕДЫСТОРИЯ ФИЛЬМА

В своё время мы и не ведали, что «Золото Маккенны» был навеян не столько романом Уилла Генри (по мотивам которого был снят) сколько несуразным военным блокбастером «Пушки острова Наваронн».

"Пушки острова Наваронн" (1961, слева направо - Джеймс Даррен, Стэнли Бейкер, Дэвид Найвен, Грегори Пек, Энтони Куин, Энтони Куэйл)

«Пушки острова Наваронн» (1961). Команда ура-патриотов готова к штурму фашистской крепости (слева направо — Джеймс Даррен, Стэнли Бейкер, Дэвид Найвен, Грегори Пек, Энтони Куин, Энтони Куэйл)

Сия голливудская продукция от компании «Колумбия пикчерс» (название пишу по старой советской привычке – прим. автора) поведала миру сказку о шестерых бравых американских и английских вояках, которые в 1943 году, якобы залихватски обвели вокруг пальца целую армию германских фашистов на греческом острове Наваронн и уничтожили в горах их неприступную крепость с суперпушками. Вышедший в 1961 году, под положительную критику, этот примитивный ура-патриотический опус, своего рода «Пёрл-Харбор» или же «Спасение рядового Райана» начала 60-х, впервые объединил на съёмочной площадке высокооплачиваемого актёра Грегори Пека, продюсера и сценариста Карла Формана, импортированного в Голливуд английского режиссёра Дж. Ли Томпсона, художника-декоратора Джоффри Дрейка и весьма востребованного кинокомпозитора Дмитрия Тёмкина. Показательный нюанс: уже год спустя Грегори Пек и Дж. Ли Томпсон (плюс «плохой» Роберт Митчум) снимут очередной совместный проект — триллер «Мыс страха» (1962), с которого в 1991 году Мартин Скорсезе, Роберт Де Ниро и Ник Нолт (а престарелые Пек и Митчум там игриво подыграют им в эпизодах) скопируют свой римейковый хит о патологической мести. Но касса этого фильма была более скромной.

Бурная же зрительская реакция на «Пушки…» и высокие сборы фильма были лучшей порукой к вынашиванию сработавшейся фильмогруппой нового делового замысла.

И спустя семь лет, под финансовым «окормлением» опять-таки «Колумбии» та же команда (Форман – Пек — Ли Томпсон – Тёмкин — Дрейк — Куэйл) вновь встречается вместе, логично подразумевая на волне успеха первого фильма, по тем же лекалам, снять 2-ю часть своеобразной приключенческой дилогии. На сей раз, их задумка пришлась на проект высокобюджетного кладоискательского вестерна. По слухам, Ли Томпсон в первоначальном выборе на роль Маккенны хотел остановиться на кандидатуре набиравшего популярность Клинта Иствуда, отклонившего это предложение по причине другой шерифской роли в циничном вестерне «Вздёрни их повыше» (1968). Возможно, Томпсон этого и хотел по началу. Однако вряд ли бы Форман и Тёмкин доверили столь дорогостоящий проект исконно благородного вестерна восходящему новичку, звезде «спагетти-вестернов», закрепившемуся в амплуа небритого ковбоя с гнилыми принципами. Да и бросать камень «в огород Грегори Пека», с коим он сделал уже 2 международных хита режиссёр вряд ли бы осмелился. По сему эта версия главного актёрского кастинга ленты, несмотря на свою определённую известность в интернете, нам представляется околокинематографической легендой.

Продюсер и сценарист Карл Форман с актёром Грегори Пеком на съёмках фильма обсуждают сцену омовения героев в озере      (1968 год, фото с сайта Indian Quarterly)

За основу был взят уже упомянутый роман Генри Уилсона Аллена (1912-1991), творившего на литературном поприще под псевдонимами «Уилл Генри» и «Гек Аллен». Надо отметить, что литературный первоисточник был кардинально переработан под амбиции многочисленных звёзд главным инициатором проекта – продюсером и сценаристом Карлом Форманом (1914-1984). Этот деятель был далеко не новичком в кинодраматургии. 20 лет назад, в 1949 году многие коллеги и зрители оценили его сценарий для известной боксёрской драмы «Чемпион» с молодым Керком Дугласом, имевшей успех как в США, так и в СССР. Также Форман был известен в качестве голливудского приверженца коммунистических идей, попавшего в «чёрный список» Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности сенатора Джо Маккарти, проводившей в  Америке 40-х и 50-х годов прошлого века «охоту на ведьм» по всем Штатам, в том числе на «фабрике грёз». Форман тогда попал под прицел ФБР за отказ назвать имена своих «красных» соратников. Как знать, может этот фактор тоже повлиял, в своё время, на покупку картины Советским Союзом?

Колорадо (Омар Шариф) и Бен Бейкер (Эли Уоллах) объединили свои банды в поисках золотого каньона

Колорадо (Омар Шариф) и Бен Бейкер (Эли Уоллах) объединили свои банды в поисках золотого каньона

О самой работе над фильмом известно очень немногое. Его съёмки проходили в течение весенне-летнего сезона 1968 года в штатах Аризона, Юта и Орегон. Однажды, незадолго до своей трагической гибели их посетил сенатор, кандидат в президенты США Роберт Кеннеди (1925-1968). Он вёл тогда свою предвыборную кампанию от Демократической партии, невзирая на печальный пример своего старшего брата, 35-го президента Америки Джона Кеннеди (1917-1963), убитого пятью годами ранее на глазах всего мира. По всей видимости, Кеннеди-средний (а был ещё и младший брат Эдвард) вояжировал по этим местам в надежде заручиться поддержкой влиятельного в Голливуде Грегори Пека, тоже неизменного демократа по своим политическим убеждениям.

Сенатор Роберт Кеннеди (неожиданно появившийся на съёмках «Золота Маккенны» за несколько дней до своей загадочной смерти) и главная звезда проекта Грегори Пек беседуют во время перерыва в работе

Сенатор Роберт Кеннеди (неожиданно появившийся на съёмках «Золота Маккенны» за несколько дней до своей загадочной смерти) и главная звезда проекта Грегори Пек беседуют во время перерыва в работе

Но уже через несколько дней после своего пиар-визита на съёмочную площадку «Золота Маккенны» 5 июня 1968 года 43-летний Бобби Кеннеди будет смертельно ранен в буфете отеля «Амбассадор» в Лос-Анджелесе 24-летним палестинско-иорданским террористом Серханом Серханом, действовавшим по указке  влиятельных теневых сил. Умер он не сразу, а через 26 часов после покушения, когда на календаре было уже 6 июня, в калифорнийском госпитале Доброго Самарянина (о механизме подготовки подобных политических убийств подробно рассказывается, кстати, в советском фильме на американскую тему «Документ «Р»», о котором Вы можете прочесть на нашем сайте http://legendy-kino.ru/dokument-r-polnyy-kinoobzor-30-let-spus/).

Актёр Кинан Уинн и ещё живой сенатор Роберт Кеннеди во время съёмок сцены облавы на Маккенну бандитов Колорадо (фото с сайта Indian Quarterly)

Актёр Кинан Уинн и ещё живой сенатор Роберт Кеннеди на съёмочной площадке, во время съёмок сцены облавы на Маккенну бандитов Колорадо (фото с сайта Indian Quarterly)

Снимал ленту на 70-миллиметровой, т.е. широкоформатной плёнке оператор-классик Джозеф Макдональд. Он же снял и другой хрестоматийный вестерн (кстати, тоже пробравшийся на советские экраны уже после «Маккенны», но прошедший у нас незамеченным) «Моя дорогая Клементина» Джона Форда, в 1946 году. «Золото…» было его последней профессиональной работой. Макдональд умер ещё до выхода фильма в прокат. Ему был 61 год.

В создании звукового образа проекта использовались новые тогда технологии. В частности, некоторые стереоэффекты разрабатывались на известной лондонской студии звукозаписи «Шеппертон» (подозреваю, что это был каскад начальных выстрелов и «рикошетных» пулевых эхо).

В необычном для себя качестве кинопродюсера, наряду с Карлом Форманом, в единственный раз в своей карьере выступил композитор-ветеран Дмитрий Тёмкин, обладатель 4-х (!) «Оскаров» за музыку к голливудским фильмам. Личность достаточно уникальная, одарённая и трудоспособная (но о нём чуть ниже).

Дмитрий Тёмкин пишет партитуру для очередного престижного музыкального кинозаказа

Дмитрий Тёмкин пишет партитуру для очередного престижного музыкального кинозаказа

Официальной датой мировой премьеры «Золота Маккенны» числится 18 марта 1969 года (по данным же ресурса IMBD – дата выхода фильма была 10 мая 1969-го). Но прокатная судьба картины у себя на родине оказалась удручающей. Америку тогда лихорадило от так называемой «сексуальной революции», вьетнамского синдрома и многотысячного молодёжного «рок-фестиваля свального греха» в Вудстоке, где 300 000 хиппи, слушая культовые рок-группы, покуривая марихуану и предаваясь под открытым небом скабрезным телесным похотям так выражали свой деланный протест против «родительского гнёта» и войны во Вьетнаме. В этой атмосфере жанр традиционного американского вестерна, к тому же попавший под влияние сомнительных фильмов кровожадного итальянца Серджио Леоне, уже клонился к закату. Сами американцы, позабыв о чувстве собственного достоинства, принялись осваивать разрушительные шаблоны «спагетти-вестерна». То есть, стали подражать своим подражателям (!).

Дурной пример оказался заразительным. В 1969 году одурманенные наркозельем хиппующие отморозки штурмовали в Штатах те кинозалы, где демонстрировались роккерский хиппи-манифест Денниса Хоппера «Беспечный ездок», чернушная соцдрама о мужчине-проститутке «Полуночный ковбой» Джона Шлезингера и «новаторские» вестерны «Дикая банда» Сэма Пекинпа и «Бутч Кэссиди и Малыш Сэнденс» Джорджа Роя Хилла с Полом Ньюменом и Робертом Редфордом. Главные герои этих фильмов были вопиюще асоциальны, антиблагородны и корыстолюбивы. Но авторская интонация была выстроена таким образом, чтобы симпатии зрителя поневоле склонялись на их сторону. На этом фоне, рекламные афиши ковбойского фильма, снятого по законам классической морали (а «Золото Маккенны» был именно таковым) сей «продвинутой» публикой были встречены с брезгливой миной на их укуренных физиономиях.

Исполнительница роли Инги, молодая старлетка Камилла Спарв и Омар Шариф на премьере фильма в Голливуде (1969 год, фото с сайта Indian Quarterly)

Исполнительница роли Инги, молодая шведская старлетка Камилла   Спарв и Омар Шариф на премьере фильма в штате Аризона                  (1969 год, фото с сайта Indian Quarterly)

Если называть вещи своими именами, то с точки зрения кинобизнеса это был полный провал предприятия. Чтобы как-то амортизировать затраченные на постановку вложения Форман, Тёмкин и руководство студии стали активно продвигать ленту на экспорт. Франция, Западная Германия, Испания, Италия и дюжина других кинотерриторий отработали картиной средне, без особого всплеска. Правда, неожиданно порадовали страны Центральной Азии и, особенно, Индия, где «Золото Маккенны» вдруг стал популярнейшим американским вестерном всех времён.


УСПЕХ В ИНДИИ

Zoloto_MAKKENNY_indiyskiy_plakat

Это отдельная любопытная история, которая может посоперничать даже с повествованием о советском успехе ленты. Продукция Карла Формана там была выпущена на хинди под названием «Mastanka Sona», что  можно перевести, как «Золото прохиндея» (а на жаргоне «Золото чувака»). В заведомо жаркой стране, после обретения ей независимости от британского владычества тогда начался «бум кинопосещаемости». Открывались более кондиционируемые кинотеатры, в которые хлынула новая волна зрителей разных классовых сословий. И выпущенное в это время на полуострове Индостан наше приключенческое ковбойское зрелище из США стало собирать толпы желающих его лицезреть, несмотря на серьёзное разделение индийского общества.  Оно повлияло собой на эстетику многих авантюрных суперхитов Болливуда 1970-х. В частности, на сверхпопулярный боевик «Месть и закон» (1975, в оригинале «Sholay», т.е. «Пламя», «Искры» или «Горящая зола») режиссёра Рамеша Сиппи, по сюжету чётко копировавшего «Великолепную семёрку», но в атмосфере которого чувствовался «шерифско-бандитский» соскоб с фильма Дж. Ли Томпсона.  Даже такие неоспоримые кассовые мастодонты Голливуда 1970-х, как «Челюсти» (1975) Спилберга и «Звёздные войны» (1977) Лукаса не произвели на индийском кинорынке такого фурора, как «Золото Маккенны».

По манере игры индийских звёзд того периода, по экипирировке их одеяний, по акцентам поведения персонажей  чувствовалось влияние актёрских работ Грегори Пека и Омара Шарифа. Режиссёр и актёр Фероз Кхан (1939-2009) неоднократно процитировал «Золото Маккенны» в своей карьере, особенно в фильме-действия о противостоянии отца-бандита и сына-праведника «Dharmatma» (1975, «Крёстный отец»). 

Режиссёр Притиш Нанди рассказывал историю о своём предприимчивом друге, который не совсем законно перегнав где-то в Бомбее кинокопию «Золота Маккенны» на 16-миллиметровую плёнку кочевал с ней в течение нескольких месяцев по индийской провинции в фургоне с кинопроектором и экранной простынёй. Но все неудобства и лишения кинопрокатчика-нелегала окупились с лихвой.  Показы фильма (несмотря на звучавшую с экрана английскую речь) настолько успешно прошли в многочисленных сёлах, что друг Нанди сколотил себе неплохое состояние и купил себе недвижимость в Мумбаи. Всё это резко контрастировало с неудачей ленты у себя на родине, предвосхитив собой не менее знаковую её судьбу в необъятной русскоязычной стране, спустя 5 лет после её  непосредственного создания.

В 1973 году фильм форсировал границу Советского Союза, преодолев тем самым свой ещё один оглушительный кинопрокатный рубикон.


 НА ЭКРАНАХ СССР

Prokatnoe_zoloto-makkenny

Феномен «Золота Маккенны» в Советском Союзе, узнай они о нём своевременно, наверняка бы сразил наповал самих авторов фильма, да и всех финансовых экспертов Голливуда. И может быть побудил бы их снять продолжение так полюбившейся на русскоязычном Востоке и столь прибыльной (с коммерческой точки зрения) киноистории. Однако к моменту выпуска фильма в нашей стране он был практически списан ответственными за зарубежный прокат менеджерами «Колумбии», как отработавший свой срок товар.  Сейчас уже трудно выяснить, каким образом картина попала в поле зрения советской кинозакупочной комиссии (обычно приобретавшей иностранные фильмы 2-3 годичной давности, а американские ленты приобретавшей весьма избирательно и поштучно).

Индианка Хэш-ке (Джули Ньюмар) садистично искушает пленного Маккенну (фото с сайта Indian Quаrterly)

Индианка Хэш-ке (Джули Ньюмар) садистично искушает пленного Маккенну (фото с сайта Indian Quаrterly)

Рискнём сделать от себя личное предположение: своему триумфальному успеху в СССР «Золото Маккенны» должно быть обязано собственному второму продюсеру — Дмитрию Тёмкину, русское имя которого (неожиданно для советского зрителя) всплывало в начале стопроцентно американской картины.

Дело в том, что появление продюсерского титра в западных фильмах и набранного (вместе с остальными создателями) на русском языке, было в ту пору не очень частым явлением. Большей частью этот стандарт использовался к большим голливудским постановкам. До «Маккенны», в этой связи,  вспоминаются «Спартак» (1960, в СССР с 1967 г.), где значилось имя продюсера Эдварда Льюиса. А также мюзиклы «Смешная девчонка» (продюсер: Рэй Старк) и «Звуки музыки» — с титром «Режиссёр и продюсер: Роберт Уайз».

Карл Форман и Дмитрий Тёмкин Золото Маккенны

Продюсерский титр фильма в советской кинопрокатной копии

С указанием продюсерских имён Карла Формана и Дмитрия Тёмкина в советской версии интересующего нас фильма может быть связана следующая история (точнее сказать гипотеза).


Краеугольным камнем сей гипотезы является то обстоятельство, что Дмитрий (Зиновьевич) Тёмкин был выходцем из Царской России. И человеком незаурядной судьбы.

Дмитрий Тёмкин в кульминационный период своей карьеры в Голливуде

Дмитрий Тёмкин в кульминационный период своей карьеры в Голливуде

Родившийся в 1894 году в г. Кременчуге Полтавской губернии и по молодости (во время учёбы в Петербургской консерватории) водивший дружбу с самим Сергеем Прокофьевым и выдающимся танцовщиком Михаилом Фокиным, Тёмкин во время Гражданской войны в России, после музыкальных работ к двум грандиозным большевистским спектаклям, в 1921 году, полутайно от новой власти, эмигрирует в Германию. Не столько по идейным, сколько по карьерным соображениям. В 1924-м из Германии он перебирается в Париж, где встречается с Фёдором Шаляпиным. Находившийся во французской эмиграции великий русский тенор предлагает Тёмкину попытать своего счастья за Атлантикой.

И в 1925 году 31-летний Дмитрий Зиновьевич высаживается в США. Там, подрабатывая на сотрудничестве с Венской балетной труппой, гастролировавшей по Америке он встречает свою первую большую и заветную любовь – австрийскую балерину Альбертину Раш, работавшую в Голливуде в качестве хореографа-консультанта и ставшую впоследствии его женой и непреходящей музой.

Супружеская пара - Дмитрий Тёмкин и Альбертина Раш (Голливуд, 1930-е годы)

Супружеская пара — Дмитрий Тёмкин и Альбертина Раш  (Голливуд, 1930-е годы)

Возможно, что именно Альбертина внесла свою лепту в трудоустройство своего воздыхателя, сделав русскому еврею Дмитрию протекцию в среде американских киноворотил, многие из которых также были еврейскими выходцами из России.

Наступившая «Великая депрессия» оказалась нашему герою не помехой. В отличие от великого множества других эмигрантов-искателей фортуны, удача сопутствовала именно ему. И в 1929 году Тёмкин дебютирует в заокеанской кинематографии. А в 1931-ом он обращает на себя серьёзное внимание, как автор музыки к фильму-сказке «Алиса в стране чудес».

Так было положено начало феноменальной карьере на «фабрике грёз» российского композитора-невозвращенца, который впоследствии, помимо 4-х премий «Оскар», заработал в своей сфере деятельности ещё и серьёзный профессиональный авторитет. Уникальный случай: в 1952 году Тёмкин завоёвывает, как кинокомпозитор целых 2 «Оскара» — за музыку к знаковому вестерну с Гэри Купером и Грейс Келли в главных ролях «Ровно в полдень» режиссёра Ф. Циннемана и продюсера… Карла Формана. И за песню к тому же фильму.

Кто только не приглашал Тёмкина в свои проекты: Фрэнк Капра и Говард Хоукс, Альфред Хичкок и Стэнли Крамер, Фред Циннеман и Джон Уэйн, Энтони Манн и Генри Хэтеуэй… Причём, жанр вестерна поглощал в экранной биографии мастера больше всего времени и профессиональных усилий.

Дмитрий Тёмкин руководит оркестром во время записи музыки к эпическому фильму "55 дней в Пекине" (1963) с Чарлтоном Хестоном и Авой Гарднер в главных ролях

Дмитрий Тёмкин руководит оркестром во время записи музыки к эпическому фильму «55 дней в Пекине» (1963) с Чарлтоном Хестоном и Авой Гарднер в главных ролях

Когда Карл Форман вывел его на «Золото Маккенны» Тёмкину было уже 74 и он был безутешен от потери своей горячо любимой жены Альбертины Раш, умершей в 1967 году. Сочинять главные музыкальные темы к новому фильму он не стал, доверив это дело (и чутьё Тёмкина не обмануло) одарённому 35-летнему темнокожему композитору и аранжировщику Квинси Джонсу. А впервые выступить сопродюсером большого проекта своих коллег маэстро не отказался.

Quinci_Jones_portret

Квинси Джонс, ещё молодой и привлекательный (в 1960-х годах)

Не исключено, что на проникновение «Золота Маккенны» в пределы необъятного русскоязычного кинопространства невольно повлиял и великий Чайковский, лента о котором (в исполнении Иннокентия Смоктуновского) была запущена на «Мосфильме» режиссёром Игорем Таланкиным в 1969 году и музыку к которой – каким-то удивительным образом! – согласился написать (через океан) Дмитрий Тёмкин. Как говорит Михаил Мягких, один из участников нашего фильма и давний фанат этого вестерна: «Видимо, он (т.е. Тёмкин – прим. автора) был весьма знающим и авторитетным человеком, если Советский Союз каким-то образом контактировал с ним по поводу аранжировки музыки Чайковского к этому биографическому фильму. И это при том, что у нас ещё было полно своих композиторов: Ростропович ещё был здесь, Щедрин был здесь. А позвали почему-то Тёмкина».

Да ещё из-за вражеского североамериканского рубежа, в самый разгар «холодной войны» между Востоком и Западом! Во Истину, пути Господни неисповедимы!

Сотрудничество с русскими коллегами над «Чайковским» предоставило маэстро долгожданную возможность побывать, в начале 1970-х, на своей исторической Родине. И вероятно, что во время своего визита теперь уже в Советскую Россию Тёмкин предложил нашей стороне купить для проката по Союзу свой единственный (и неудачный, как он полагал) продюсерский фильм – «Золото Маккенны».

Пауза в работе: Камилла Спарв позирует с узкоплёночной кинокамерой на фоне живописной природной натуры "Золота Маккенны"

Пауза в работе: Камилла Спарв позирует с узкоплёночной кинокамерой на фоне живописной природной натуры «Золота Маккенны»

До общеизвестного появления в кинотеатрах, у ленты был разовый тестовый показ (очень успешный) в рамках 8-го Московского Международного кинофестиваля 1973 года, навеянный, по всей видимости, визитом Тёмкина в Союз.

Как бы то ни было, картина была официально куплена «Совэкспортфильмом». И задержавшись на 2-3 месяца под руководством режиссёра дубляжа Евгения Алексеева в тонировочной студии «Мосфильма», будучи мастерски дублированной и получив кинопрокатное свидетельство №2105, в июле 1974 года вышла на экраны сотен широкоформатных кинотеатров Страны Советов. Cо ссылкой на сайт известного критика С. Кудрявцева «kinanet» попутно заметим, что общий тираж  фильма для проката по Союзу составил 1248 кинокопий.

Уже на первых сеансах «Золото Маккенны» буквально оглушило русскоговорящую киноаудиторию в разных частях страны — от Калининграда, Львова и Бреста до Таллина, Самарканда и Владивостока. Едва ли не стометровые очереди людей, стойко переносивших летнюю жару, опоясывали собой здания кинотеатров, где шли премьерные показы забойного киноприключения.

Взвинченные от самого факта появления подобного фильма мальчишки и девчонки, бросив свои дворовые игры в дни летних каникул, несмотря на строгий ценз «Дети до 16 лет не допускаются», принялись роем штурмовать окна кинокасс. Даже кассы предварительной продажи работали в режиме нон-стоп, не успевая бронировать билеты всем желающим на последующие дни недели. Жители сёл, не имевшие в своих пенатах широкоформатных кинотеатров, прослышав о выходе в городах нового американского боевика «про ковбоев и индейцев» преодолевали сотни километров до близлежащих областных центров в желании попасть на популярное кино.

Повторная схватка Маккенны с Монки в убежище Колорадо (первая была в темнице: из-за девушки Инги, которой хотел овладеть нечестивый индеец, фото с сайта Indian Quarterly)

Повторная схватка Маккенны с Монки в убежище Колорадо (первая была в темнице: из-за девушки Инги, которой хотел овладеть нечестивый индеец, фото с сайта Indian Quarterly)

Без особого труда лента сфокусировала на себе внимание представителей разных возрастов и слоёв населения – мужчин и женщин, подростков и влюблённую молодёжь, рабочих и служащих, научных интеллигентов и военных, милиционеров и воров в законе, эстетствующую творческую элиту и простодушных крестьян. А некоторые огрехи картины (как, например, примитивные павильонные рир-задники частенько соседствующие с кадрами технически сложных съёмок) вызывали у смотрящих лояльную снисходительность.

Сейчас уже такого не встретишь. Картинка, события и музыка «Золота Маккенны» эмоционально объединяли полные залы зрителей в подобие единой большой семьи. Это было настоящее универсальное голливудское «кино для всех», попавшее на ажиотажную почву благодарного зрительского интереса.


По официальным (не исключено, что заниженным) сводкам, только за первый год показа по Союзу «Золото Маккенны» собрало 63 миллиона 300 тысяч зрителей, заняв почётное 4-е место в рейтинге самых популярных иностранных картин за всю историю советского кинопроката. Для сравнения: в современную эпоху, когда «Тарас Бульба» (2009) Владимира Бортко собирает по России и Украине совместно 4 с лишним миллиона, то это уже считается достижением.

Правда, разбираемая нами лента уступала на те же 4 миллиона людей прогремевшей за 12 лет до этого «Великолепной семёрке» (1960, в СССР с 1962-го, 67 миллионов зрителей). Но «Золото…» умудрилось превзойти «Семёрку…» с другой стороны. Дело в том, что фильм Джона Старджесса, породив волну молодёжного подражания, после годичной демонстрации по Союзу попал в немилость к партийной номенклатуре и был снят с экранов по идеологическим причинам.

Картина же Ли Томпсона, в отличие от своего, списанного в тираж соотечественника удостоилась в СССР редчайшей льготы. К 1978 году, судя по всему, прокатный договор на неё был продлён. Это только наши догадки, но именно с этой поры она вновь активно стала появляться на экранах советских кинотеатров и собирать теперь уже повторные аншлаги. Автор этих строк впервые посмотрел его в марте 1978-го, как раз во время его второго захода в кинотеатры. И уж совсем необычной привилегией оказался третий – и снова отменно посещаемый зрителями — прокат фильма с весны 1984 года, продолжавшийся до 1992-го. Именно тогда – простите автора за неоднократное самовыпячивание — я повидал «Золото Маккенны» в кинотеатре нашего города в последний раз, когда страна, оказавшаяся столь щедрой к данному фильму, увы, прекратила своё существование.


АКТЁРЫ, ГЕРОИ И ИХ ПОСТУПКИ

То, что творится сегодня с современным кинематографом можно охарактеризовать только одним словом (и то сдержанным) – деградация. Его теперешние, с позволения сказать, «герои» и «героини» со скоростью звука плодят в зрительских умах грязь и обман, подлость и коварство, скотские похоти и дьявольские богоборческие эмоции. Глядя на теперешних росомах, человеков-пауков, «красоток», «иллюзионистов обмана», «железных людей» и прочую монстрообразную и распутную нечисть даже не верится, что та же кинематографическая империя когда-то производила такие человечные картины (особенно вестерны), где христианское благородство героев, как обязательное правило, ставилось авторами во главу угла.

Предполагаю, что 40 лет назад, помимо всего прочего, и это обстоятельство также пленило советскую публику в фильме «Золото Маккенны», главный герой которого являл собой лучшие черты «мужика-одиночки». Человека, на которого можно положиться в любых, даже самых скверных обстоятельствах и мелочах.

Mackenna_actors

Именно этой, подчёркнуто исконной расстановкой сил Добра и зла и был славен американский вестерн в зените своего жанрового бытия, до того, как его строгие каноны не стали попирать убогие евро-новаторы. Во многих вестернах США борьба доброго героя с закоренелыми нечестивыми врагами приобретала чуть ли не библейское, по смыслу, звучание.

И в данном аспекте «Золото Маккенны» от незыблемой традиции не отступало, не обращая внимания на извращённые постулаты дико модных во второй половине 60-х брутальных ковбойских анти-эпосов Серджио Леоне.

Клинт Иствуд, Эли Уоллах, Ли Ван Клиф и Серджио Леоне на съёмках пресловутого вестерна "Хороший, плохой и злой" (1966)

Клинт Иствуд, Эли Уоллах, Ли Ван Клиф и Серджио Леоне на съёмках пресловутого вестерна «Хороший, плохой и злой» (1966)

Как Вы поняли, речь идёт о его так называемой «долларовой» трилогии — «За пригоршню долларов» (1964), «На несколько долларов больше» (1965) и «Хороший, плохой, злой» (1966).

Немного задержимся на персоне этого «классика отстойного вестерна» из Италии.

Cерджио Леоне

Cерджио Леоне

Эли Уоллах (в роли Туко) и Клинт Иствуд (в роли "хорошего") в фильме Серджио Леоне "Хороший, плохой и злой" (1966)

Эли Уоллах (в роли Туко) и Клинт Иствуд (в роли «хорошего») в фильме Серджио Леоне «Хороший, плохой и злой» (1966)

Будем откровенны: хирургическое вмешательство, которое произвёл Леоне над «чистосердечным простодушием» изначально американского киножанра оказалось поистине варварским. Как прямолинейно писала в 1972 году в своей статье о «Хорошем, плохом и злом» советский киновед Елена Карцева: «Серджио Леоне попытался вышибить из фундамента жанра два его краеугольных камня: справедливость неизменно торжествует и герой – обязательно хороший человек, для которого защита этой справедливости превыше всего. Режиссёр демонстративно пренебрегает одним из основных законов жанра, заключающимся в том, что даже самые неблагоприятные обстоятельства не могут вынудить героя совершить подлость. Для персонажей его картин аморализм – это норма… Здесь очевидна другая цель – привнести иррациональность, неопределённость в жанр, который всегда был силён именно прочностью и точностью нравственных устоев…

Упоение режиссёрским насилием: Серджио Леоне на съёмках фильма "Однажды в Америке" (1982 год)

Упоение режиссёрским насилием: Серджио Леоне на съёмках фильма «Однажды в Америке» (1982 год)

Он эстетизирует жестокость, он хочет сделать её самоценной… Признаемся, что у нас не осталось добрых чувств к режиссёру, человеку несомненно талантливому, но употребляющему свой талант во зло».

Картина же, которую мы рассматриваем, невзирая на свои жестокие эпизоды и коммерческие атрибуты принадлежала к «последним из могикан» чисто американской ковбойской кинотрадиции «о долге и порядочности». И хотя в её разговорной ткани часто слышатся словесные реверансы персонажей в адрес языческих индейских духов, как к неким невидимым сущностям «высшего порядка» (а на самом деле бесам-демонам, по православному разумению вопроса), тем не менее, к финалу тебя не покидает ощущение, что фильм снят по чёткой евангельской системе моральных координат.

Неудавшееся покушение индианки на белую девушку: Маккенна бросает злостную Хэш-ке (с ножом) к ногам Колорадо

Неудавшееся покушение индианки на белую девушку: Маккенна бросает вооружённую ножом, злостную Хэш-ке к ногам Колорадо

«В этом фильме, действительно, всё просто. Не примитивно, но просто. – анализирует «Золото Маккенны» днепропетровский телережиссёр Евгений Вагнер – Понятно, вот зло. Вот Добро. На мой взгляд, так и надо в кино делать акценты. То есть — специально оголять эти качества, чтобы они были выделены, чтобы они были понятны. – Что вот есть положительный герой. Смотрите, как он поступает и как думает: также поступайте и вы. А вот есть отрицательный персонаж: так нельзя думать, вести себя и, следовательно, таким образом жить».

В величественном исполнении 53-летнего Грегори Пека шериф Маккенна (в отличие от его же Дика Мэллори в «Пушках острова Навварон») предстаёт на экране не столько ура-патриотом от «американской идеи», сколько подуставшим от житейской суеты человеком. Симпатизировать герою помогает и внешнее обаяние знаменитого артиста, и мужественный русский баритон Владимира Дружникова, идеально вписывающийся в кинообраз главной звезды (которого он здесь дублировал уже во второй раз после классических «Римских каникул»). Преемственным представляется и тот факт, что за несколько лет до Маккенны-Пека Дружников своим голосом поработал на славу и другого культового киноковбоя Криса-Юла Бриннера в «Великолепной семёрке».

 Грегори Пек в роли шерифа Маккенны, рекламный снимок (с винчестером в руках герой ни разу в фильме не появлялся)

Рекламный снимок Грегори Пека в роли шерифа Маккенны (с винчестером в руках герой ни разу в фильме не появляется)

 

Владимир Дружников - русский голос двух легендарных киноковбоев, Криса - Юла Бриннера в "Великолепной семёрке" и шерифа Маккенны - Грегори Пека в "Золоте Маккенны"

Владимир Дружников — русский голос двух легендарных киноковбоев, Криса — Юла Бриннера в «Великолепной семёрке» и шерифа Маккенны — Грегори Пека в «Золоте Маккенны»

Многое объединяет этих двух героев. Прежде всего, кодекс чести, основанный на желании противопоставить себя банальной бандитской наглости, жажде наживы и горделивому хамству. В молодости Маккенна, как и другие авантюрно настроенные янки, также искал пресловутый золотой каньон, но потом, осознав тщетность погони за материальными благами стал шерифом. Справедливость, честь, достоинство, помощь немощным (пусть даже своим недоброжелателям), рыцарская защита женщин – для него отнюдь не пустые понятия.

Колорадо бьёт связанного у столба Маккенну, посмевшего уязвить его алчное самолюбие

Колорадо бьёт связанного у столба Маккенну, посмевшего уязвить его алчное самолюбие

На всём протяжении картины между Маккенной и Колорадо идёт непрекращающаяся нравственная дуэль. Если Колорадо маниакально стремится разбогатеть, будучи готовым пойти ради этого на ложь, низость и убийство, то Маккенне – и в этом заключается ироничный парадокс, связанный с названием фильма — всеми вожделенное золото попросту не нужно. Он сторонится любой возможности соприкосновения с языческими сокровищами апачей, предчувствуя ту пагубу, к которой может привести человека страсть к случайному богатству. Это не столько тщеславие альтруиста, горделиво противопоставившего себя стяжательному эгоизму окружающих, сколько устойчивая моральная позиция человека, не растерявшего веру в благородные идеалы жизни.

Хотя принадлежность героя к христианской Вере в картине знаково никак не оговаривается (он не носит нательного креста, не молится, не осеняет себя крестным знамением), тем не менее, его цельные поступки являют собой, в высшей степени, поведение убеждённого «тихого христианина».

Герой защищает Ингу от индейских пуль на вершине каньона

Герой защищает Ингу от индейских пуль на вершине каньона

Оказание помощи раненому индейскому вождю, самокритичность к своей карточной страсти и к периодической выпивке, самоотверженная защита попавшей в плен к банде Колорадо (вероятно целомудренной) девушки Инги, постоянное её ограждение от грязных притязаний со стороны отщепенцев и от злой индианки Хэш-ке — всё это свидетельствует о принципиальном внутреннем мире центрального героя. Маккенна (впрочем, как и замшелый, но также опешивший от этого «номера» Колорадо) был едва ли не шокирован тирадами протестантского проповедника, затесавшегося в банду маргинальных золотоискателей из Хэдлиберга и в ослеплении выдававшего у костра еретические словеса о «богоизбранности через богатство». Главный герой понимает – и Грегори Пек прекрасно ведёт эту линию его поведения – что от грядущей старости, так же как и от совершённых в своей жизни грехов перед Высшим Творцом не откупишься никаким золотом.

Kolorado_Mackenna_i_ostalynie

Колорадо, пленный Маккенна, Хачита и Санчес настороженно взирают на незнакомца с белым флагом, приближающемуся к их логову

 

Режиссёр фильма Дж. Ли Томпсон

Режиссёр фильма Дж. Ли Томпсон

Дж. Ли Томпсона (1914-2002), как режиссёра мейнстримного кино (кстати, это была его вторая работа, попавшая на экраны СССР после чёрно-белого английского детектива «Тигровая бухта», 1959) можно много упрекать за его прочие коммерческие ленты по типу голливудского «Тараса Бульбы» (1962), «Греческого магната» (1978), «Перехода» (1979), молодёжного ужаса «С днём рождения!» (1981) или же целой вереницы злачных детективов с Чарлзом Бронсоном, где демонстративно смакуются патологическое насилие, секс и криминальная жестокость.

Режиссёрский титр советской кинопрокатной копии

Pежиссёрский титр советской кинопрокатной копии

И хотя в «Золоте…» он тоже прибегает к кадрам достаточно натуралистичных человекоубиений и (потрафляя моде на «сексуальную революцию») вставляет эпизоды с плавающей в озере обнажённой натурой индианки и Колорадо (что было нонсенсом и для нашего зрителя, да и для жанра вестерна в целом), тем не менее, вышеуказанные вольности умудряются органично работать на моральную концепцию произведения.

Джули Ньюмар: ожидание своей съёмки в именном кресле

Джули Ньюмар: ожидание своей съёмки в именном кресле

Колорадо ненавистна сама мысль об отсутствии золота в каньоне: "Там есть золото!". Маккенна: "Но вряд ли ты его увидишь, если не уберёшь эту штуку".

Колорадо ненавистна сама мысль об отсутствии золота в каньоне: «Там есть золото!». Ответ Маккенны: «Но вряд ли ты его увидишь, если не уберёшь эту штуку».

Если безнравственный Колорадо и состоящая в его банде индианка Хэш-ке (одержимая желанием вернуть себе постаревшего Маккенну, у которого с ней когда-то были грешные отношения), завидев водопадное озеро, разоблачаются перед всеми до наготы. То сторонник элементарного человеческого приличия шериф Маккенна разряжает дурно пахнущую ситуацию порядочным и мудрым мужским действием: он прыгает в воду прямо в одежде. После чего, его примеру с облегчением следует и смущённая светловолосая Инга, опекаемая героем в этом смертельно опасном походе. Авторы чётко показывают, как Добро, Благородство и Целомудрие существуют по одним законам, а зло, сребролюбие и распущенность по другим. И как зло — с помощью своих витиеватых искушений – ни старается вторгнуться в границы Добра, у него из этого ничего не выходит.


Рассматривая «Золото Маккенны» в актёрском плане критик В. Дмитриев в своей вышеупомянутой статье «Встреча с вестерном» в журнале «Советский экран» (№18, 1974 год), с учётом былых времён, так резюмировал свои наблюдения: «То, что делают основные актёры на экране, для нашего зрителя представляет собой элемент неожиданности. Шарифа у нас знают преимущественно по ролям мелодраматическим («Майерлинг», «Смешная девчонка»). Здесь же он отрицательный персонаж приключенческой ленты. Правда, не столько гнусный подлец и предатель, сколько весёлый негодяй и чуть сентиментальный циник, находящий особое удовольствие в поисках Долины золота».

Шутливые эскапады на съёмках: Омар Шариф и Камилла Спарв кормят пирогом главного «зачинщика» проекта - продюсера Карла Формана (фото с сайта Indian Quarterly)

Шутливые эскапады на съёмках: Омар Шариф и Камилла Спарв кормят тортом-мороженым главного «зачинщика» проекта — продюсера Карла Формана (фото с сайта Indian Quarterly)

Почти закончив работу над данным материалом мы были омрачены прискорбной вестью о смерти 10 июля 2015 года 83-летнего Омара Шарифа. Он скончался у себя на родине – в Египте, куда актёр (после долгого американского периода своей жизни) снова переехал доживать свой век в 2002 году. В последние годы жизни старый артист страдал болезнью Альцгеймера.

Колорадо в каньоне: недолгое "золотое счастье" прожжённого бандита

Колорадо в каньоне: недолгое «золотое счастье» прожжённого бандита

После смерти в 2014 году 98-летнего голливудского старожилы Эли Уоллаха (Бен Бейкер) он был последним живым человеком из мужской команды фильма «Золото Маккенны». Поскольку Грегори Пек, Карл Форман, Дж. Ли Томпсон, Дмитрий Тёмкин, Телли Савалас, Энтони Куэйл, Кинан Уинн, Бёрджесс Мередит, Эдвард Дж. Робинсон и даже громадный Тэд Кэссиди в разные годы покинули этот мир. Правда, если быть до конца точным, то среди живых ещё остался композитор фильма Квинси Джонс (не считая актрис Камиллы Спарв и Джули Ньюмар). Но Шариф был последней актёрской визиткой интересующей нас картины.

Вспоминая его подловатого Джона Колорадо отмечаешь, что 36-летний экзотичный актёр и впрямь не пожалел своего белозубого обаяния для этого «весёлого негодяя», эффектно носясь на лошади, стреляя с бедра, бросая нож и насмешливо упиваясь властью над безоружными людьми.

Фирменное белозубое обаяние Омара Шарифа

Фирменное белозубое обаяние Омара Шарифа

И всё-таки, на первый взгляд, стереотипный негативный образ (не без помощи великолепного дубляжного соавторства Анатолия Кузнецова) получает своё забавное развитие в ряде некоторых диалоговых эпизодов.

Омар Шариф в роли Колорадо

Омар Шариф в роли Колорадо

Через силу, приняв в своём убежище джентльменов из Хэдлиберга Колорадо-Шариф вовсю потешается над парой англичан и редактором, над лавочником и над тем же «слетевшим с катушек» двурушником-падре, лукаво перекроившим «под себя» учение Церкви об отношении к материальным благам (суровый Раймонд Мэйсси и его советский дублёр Яков Беленький выдали небольшой совместный шедевр).

"А золото может служить и Богу, и дьяволу! Почему-то Римская церковь им не чуждается!" (Раймонд Мэйсси в роли проповедника)

«А золото может служить и Богу, и дьяволу! Почему-то Римская церковь им не чуждается!» (Раймонд Мэйсси в роли проповедника)

Своего рода «изюминкой на солнце» представляется эпизод в сцене ночного привала (перед долгожданным входом в каньон), где Колорадо доверяет Маккенне свою сокровенную мечту — получив сокровища податься в Париж и стать там крутым великосветским миллионером, проматывающим вожделенное золотишко на скачках. 

mackennas_gold_kadri

Мигающий кадр лежащего на подстилке посреди ночной песчаной поляны Колорадо в цилиндре и в строгом чёрном смокинге, всегда вызывал волнообразный смех зрителей в наших кинозалах.

Вожделенное золото Колорадо

Вожделенное золото Колорадо

Анатолий Кузнецов: русский голос Колорадо - Омара Шарифа

Анатолий Кузнецов: русский голос Колорадо-Омара Шарифа

Между Грегори Пеком и Омаром Шарифом, безусловно, получился запоминающийся и органичный дуэт противоположностей. В 1964 году оба актёра уже играли совместно в маловразумительном драматическом фильме Фреда Циннемана «Узри коня бледного» (Behold a Pale Horse), где мрачный персонаж Пека тряс за грудки праведного героя Шарифа, игравшего католического священника. Вряд ли тогда кто-то предполагал, что пять лет спустя Голливуд перезапустит этот тандем с точностью до наоборот. И что эта рокировка двух звёзд в 1969-ом будет уже иметь куда более востребованный зрителями эффект. По крайней мере в восточном кинополушарии. Успех фильма в таких меганаселённых странах, как Индия и Советский Союз — яркое тому подтверждение.  

Характеризуя работу Пека (в соотношении с его ранними известными ролями в «Римских каникулах» и в «Убить пересмешника») тот же Дмитриев заключал: «…смотреть на него интереснее всего, пожалуй, в те редкие моменты, когда его герой не участвует непосредственно в действии, а находится наедине с собой. Может он думает о прожитых годах? Может о приближающейся старости?.. Кто знает о чём?».

Рекламный фотоснимок Грегори Пека в роли благородного шерифа (очки в правой руке к содержанию фильма отношения не имеют)

Ещё один рекламный фотоснимок Грегори Пека в роли благородного шерифа (очки в правой руке к содержанию фильма отношения не имеют)

Даже самое первое появление героя, неторопливо въехавшего в пространство кадра на своём породистом мустанге, остановившегося у скалы и сосредоточенно всматривающегося в безкрайние просторы песчаных прерий изначально задаёт Маккенне-Пеку некий мифологический ореол. Зритель интуитивно чувствует, что перед ним предстал человек, который всегда ведёт себя с достоинством и который никогда не теряет его, даже в минуты смертельно опасных ситуаций и схваток. Нечто подобное актёр уже играл в вестерне «Бравадос» (1958), но в сей ленте о Диком Западе образ главного героя не был таким цельным и отшлифованным, как в последующей саге о поисках золотого каньона.  Не мудрено, что роль Маккенны стала наиболее популярной и любимой ролью Грегори Пека (1916-2003) для любителей американского кино на территории 1/6 части суши. Для многих из нас она накрыла собой все остальные свершения артиста до и после «Золота…», незыблемо стоя на своём – особенном — пьедестале вот уже более 40-ка лет.

Между прочим, 1969 год стал для творческого тандема актёра Пека и режиссёра Ли Томпсона годом сплошного совместного киномарафона.

Грегори Пек и Энн Хэтеуэй в фильме Дж. Ли Томпсона "Председатель" (Сhairman,1969)

Грегори Пек и Энн Хэйвуд в фильме Дж. Ли Томпсона «Председатель» (Сhairman,1969)

Вслед за «Золотом Маккенны» они стремглав соорудили 4-ый и последний совместный фильм, странноватый шпионский детектив «Председатель» (Chairman), выпустив его в том же киносезоне несколькими месяцами позже. Говорить серьёзно об этой «клюкве» на антикитайскую (и антисоветскую) тему нам мешает чувство юмора, которое поневоле вызывает сей идеологически надуманный триллер. Работающий на ЦРУ и чипированный «жучком» в голову американский учёный — Грегори Пек, играющий в настольный теннис с… Мао Цзэдуном и обсуждающий с ним, под скачущий мяч, геополитические проблемы климатической безопасности планеты – это что-то! 

Грегори Пек, Энн Хэтеуэй и режиссёр Дж. Ли Томпсон на съёмках "Председателя" (1969 год)

Грегори Пек, Энн Хэйвуд и режиссёр Дж. Ли Томпсон на съёмках «Председателя» (1969 год)

Возвращаясь к актёрской теме нашего разговора заметим, что аналогичная — как и в случае с Пеком – зрительская реакция возникла и на персону другого голливудского «крутого (лысого) мужика» Телли Саваласа (1922-1994). Сыграв коварно-оборотистого, кавалерийского сержанта-жадюгу Тиббса актёр и не подозревал, что в Советском Союзе по этой роли его будут узнавать потом и в «Козероге-один» (1978, в СССР с 1981 г.), и в «Границе» (1979, в СССР с 1982 г.), и в ряде кассетных боевиков эпохи видеосалонов.

Коварный сержант Тиббс (Телли Савалас), замышляющий подлую двойную игру в отношении своих солдат

Коварный сержант Тиббс (Телли Савалас), замышляющий подлую двойную игру в отношении своих солдат

 

Даже ангажированные для фона такие ветераны, как Эли Уоллах (он же главарь банды Калвера в «Великолепной семёрке»), Эдвард Дж. Робинсон, Энтони Куйэл, уже помянутый нами Раймонд Мэйсси и Ли Дж. Кобб получили в своё распоряжение примечательную драматургию добротных второплановых ролей. То, как каждый из них придумывает оправдания своим стяжательным порокам – это отдельный повод для ироничного разговора.

Редактор (Ли Дж.Кобб), Санчес (Кинан Уинн) и Англичанин (Энтони Куэйл) решаются на роковую авантюру

Редактор (Ли Дж.Кобб), Санчес (Кинан Уинн) и Англичанин (Энтони Куэйл) решаются на роковую авантюру

Эли Уоллах («Бен Бейкер», человек с белым флагом) фотографирует на память зрячего «Старого Эдамса» (т.е. актёра-ветерана Эдварда Дж. Робинсона) в павильоне студии «Columbia pictures» (съёмки фильма, 1968 год)

Эли Уоллах («Бен Бейкер», человек с белым флагом) фотографирует на память зрячего «Старого Эдамса» (т.е. актёра-ветерана Эдварда Дж. Робинсона) в павильоне студии «Columbia pictures» (съёмки фильма, 1968 год)

Не забудем и дозорного индейца-гиганта Хачиту, увы, не указанного в своё время в русских титрах, в знаковом исполнении Тэда Кэссиди. В 1980 году (уже после своей смерти в 1979-м) рослый актёр ещё раз промелькнул перед советским зрителем в эпизодической роли телохранителя Майкла Кейна в бестолковой ретро-комедии «Гарри и Уолтер следуют в Нью-Йорк», но без индейского грима его там узнали немногие.

Тед Кэссиди в роли Хачиты: "Это - золото апачей!"

Тед Кэссиди в роли Хачиты: «Это — золото апачей!»

Тэд Кэссиди и ещё не переодетая в «робу» индианки Джули Ньюмар на съёмках фильма

Тэд Кэссиди и ещё не переодетая в «робу» индианки Джули Ньюмар на съёмках фильма

Выразительный типаж, отличное физо, малословие и продуманная скупость эмоций на загорелом лошадином лице выстроили перед нами ещё один актёрский символ фильма. Редко кто из мальчишек 70-х в своих детских впечатлениях о картине не вспоминал «здорового мускулистого индейца» (рост актёра был 2 м 06 см), мастерски метавшего в своих жертв томагавк.

 

Недорывший могилу для мёртвого вождя Маккенна, окружаемый бандой Колорадо. Сзади индеец-апач Хачита (актёр-гигант Тэд Кэссиди)

Не успевшего дорыть могилу для индейского вождя Маккенну окружает банда Колорадо. С тыла заходит массивный апач Хачита (Тэд Кэссиди)  с неизменным томагавком в руке

Не будет преувеличением сказать, что каждый из актёров  (великолепно дублированный нашими грандами закадрового фронта), является в этом фильме частью своеобразного артистического витража, изъятие из которого какого-то его «стёклышка» грозит разрушением всей удачно сложенной мозаики. Определённо, что данному фактору легендарного вестерна стоит отдать должное. Впрочем, как и его постановщику, органично соединившему зрелище с качественными диалогами действующих на экране лиц.


ЗРЕЛИЩЕ И МУЗЫКА

Да не покажется это кому-то надуманным, но вестерн Дж. Ли Томпсона и до нашей поры (несмотря на частое использование создателями нехитрой павильонной механики и фоновых подложек) не утратил своего визуального шарма.

Удивительные по своей первозданной красоте места съёмок фильма

Удивительные по своей первозданной красоте места съёмок фильма в штате Юта

Снятые с вертолёта масштабные панорамы невероятных жёлто-оранжевых скал; сцена перехода через ветхий (раскачивающийся над пропастью) верёвочный мост; драка между Маккенной и Колорадо на высотном скалистом плато;

Золото Маккенны - 30 лет спустя

Драка над пропастью: «Прыгай, приятель! Здесь невысоко!»

рискованные съёмки из-под копыт несущихся галопом индейских коней; обливающая объектив кинокамеры волна горной реки в опасной сцене на плоту, уносящего героев с визжащими лошадьми в направлении водопада… Помнится, американские критики упрекали фильм Ли Томпсона за то, что в нём громадные скалы слишком часто нависают над жалкими фигурками людей, называя этот режиссёрский приём сверхбанальностью.

Публикация в американской кинопрессе под названием "Не скучаяя по приключениям!"

Продвижение фильма в американской кинопрессе под названием «Не пропусти приключение!»

Однако десятки миллионов совграждан думали об увиденном иначе!

«Многие из нас помнят зрелище гигантского обвала, засыпавшего собой золотоносный каньон в финале вестерна «Золото Маккенны» — отмечали авторы, вышедшей в 1981 году книжки «Западный кинематограф: проблемы и тенденции» — Тогда, в конце 60-х это было ещё началом моды. И эти сцены были введены в ленту, как дополнительный аттракцион. Но уже несколько лет спустя в фильме «Землетрясение» (1974) на подобных фокусах держится уже весь сюжет».

Финальное землетрясение в каньоне

Финальное землетрясение в каньоне

Для неискушённой подобными дивертисментами советской публики это было нечто из ряда вон выходящее. По нашим первоначальным ощущениям 40-летней давности – это было полное соответствие изначальному рекламному слогану фильма «A Giant of a Movie», т. е. «фильм-гигант». Конечно, он не был гигантом в смысле «Бен-Гура», «Спартака» и «Клеопатры», но эпилоговые 10 минут землетрясения, зигзагообразных оползней, стремительно падающих каменных глыб (едва не сметающих на своём пути скачущих на измотанных конях Маккенну, Ингу и Колорадо) оказались для массового кинозрителя в СССР таким же откровением по части зрелищности кинематографа, как эйзенштейновская «одесская лестница» в «Броненосце «Потёмкине»» для историков кино.

Схватка Маккенны и Колорадо на скале перед началом знаменитого землетрясения

Схватка Маккенны и Колорадо на скале перед началом знаменитого землетрясения

Неоспоримо, что вольно или невольно (и этот факт почему-то не получил в киномире должной огласки) проект Карла Формана и Дмитрия Тёмкина оказал своё определённое влияние на целое направление голливудских фильмов-катастроф 1970-х годов. Но не только на них. Своего цитирования «Золота Маккенны» — со всеми их пещерами, картами, стихиями, широкой географией приключений и поиском сокровищ не избежали ни Спилберг со своим «Индианой Джонсом», ни «Роман с камнем» Роберта Земекиса, ни теперешние «глобалистские» блокбастеры 21-го века «2012» Ролланда Эммериха и «Разлом Сан-Андреас» (2015), где тема повсеместных «а la маккенновских» разрушений приобрела крайне нездоровое самодовлеющее значение.

Кадр из фильма-катастрофы "Землетрясение" (1974) Марка Робсона (в центре Чарлтон Хестон в роли главного героя)

Кадр из фильма-катастрофы «Землетрясение» (1974) Марка Робсона (в центре Чарлтон Хестон в роли главного героя)


Очень ярким оказалось и музыкальное оформление картины, захватывающее дух едва ли не с первых кадров. Кому как, но уже со знаменитой начальной заставки «Columbia pictures» меня всегда завораживали «искрящиеся» камертоны постепенно нарастающей «музыки-монумента» в стиле библейских суперпостановок, которые после резкого виража на вступительных титрах превращаются в балладно-мажорную приключенческую композицию.


Отдельной же главой в мифологии ленты является песня в исполнении Валерия Ободзинского и с русским текстом Леонида Дербенёва, в прологе сопровождавшая полёт хищного грифа над живописнейшими сверх скалами Гранд Каньона. Именно голос Ободзинского (превзойдя собой блеющий кантри-оригинал слепого пуэрто-риканского певца-гитариста Хосе Фелициано и куцеватого Джонни Холлидея, перепевшего её для французской публики) задал мощную центробежную силу партитуре Квинси Джонса.

Квинси Джонс во время работы (в 1960-х годах)

Квинси Джонс во время работы (в 1960-х годах)

Наверное, это наилучшая работа для кино темнокожего композитора-суперзвезды, будущего первооткрывателя Майкла Джексона и автора его демонического (увы!) поп-альбома «Триллер» (1983). Кстати, исполняемую Фелициано песню-оригинал «Old turkey buzzard» приметили, в своё время, и американские музыкальные академики, удостоив её  номинации на премию «Грэмми». Но номинацией дело так и ограничилось. Зато в Индии пение Фелициано, как и весь фильм, также пошло «на ура!»,

К нам и потом попадали фильмы с музыкой Квинси Джонса. Однако ни «Новые центурионы» (в СССР с того же 1974 г.), ни комедия о вольных нравах штатовской пижонствующей интеллигенции «Цветок кактуса» (вышедшая на экраны США в том же 1969 году, а у нас появившаяся в 1979-м) не снискали интереса ни у почитателей Квинси Джонса, ни и у любителей музыкальных дорожек к иностранным фильмам.

Американское СD-издание музыки из фильма

Американское СD-издание музыкальной дорожки из фильма

Как сообщал в начале 2001 года «Первый канал (ОРТ)»: «Ради этой песни многие юные зрители шли на большие жертвы. Чтобы переписать текст – садились поближе к экрану, там светлее. В зал проносили тяжёлые катушечные магнитофоны, чтобы через распахнутые окна, песню «про грифа-стервятника» слушал потом весь микрорайон».

Даже те немногие, кому фильм не пришёлся по душе, пересматривали его по нескольку раз в желании ещё раз услышать полюбившуюся «песню Ободзинского».

Валерий Ободзинский в период расцвета своей всесоюзной славы (начало 1970-х)

Валерий Ободзинский в период расцвета своей всесоюзной славы (начало 1970-х)

«Когда «Золото Маккенны» вышел на экраны, я ещё будучи школьницей, пошла на него вместе с подружкой, как на фильм «про индейцев» — повествует о своём отношении к картине зрительница Наталия Бутакова (Днепропетровск) – К тому же, после «Смешной девчонки» мне в то время очень нравился Омар Шариф. Помню, как мы целый день стояли за билетами в большой очереди в кинотеатр «Панорама», взяв их с большим трудом. Да и то на 2-й ряд! Но я испытала тройное разочарование: главным героем почему-то оказался пожилой ковбой, индейцы там были заявлены чисто номинально, а Омар Шариф сыграл в нём гадкого бандита. Но песня в исполнении Ободзинского меня поразила сразу. Из-за неё я ходила на ленту ещё раза три, после чего мне уже как-то незаметно стал нравиться и весь фильм целиком».

Сам же популярный певец, к 1974 году резко исчезнувший из радио и телеэфира, после выхода фильма на экраны стал заложником этой своей проходной (как ему казалось) киноработы. Нам, кстати, удалось связаться со звукооператором дубляжной группы фильма Владимиром Кузнецовым, тогда плодотворно работавшим с Евгением Алексеевым. Мэтр кинематографической звукорежиссуры здорово раскритиковал телесериал об Ободзинском «Эти глаза напротив» (2015) с Алексеем Барабашем в главной роли, где авторами была представлена своя (вольная) версия записи культовой песни. В частности, Владимир Валерианович констатирует то, что оригинал шлягера, звучавший на английском языке в исполнении Х.Фелициано находился под строгим авторским правом. За его использование надо было платить американцам дополнительные комиссионные. Решено было (как и во многих других странах Европы) песню попросту перепеть. Начальство предложило сверху кандидатуру молодого А.Градского. А Кузнецов предложил Алексееву вариант с Ободзинским. Алексеев согласился и звукорежиссёр позвонил талантливому исполнителю. После чего поехал к нему на 4-комнатную квартиру (две совмещённые «двушки») в Текстильщиках, дал послушать фоновую музыку. Ободзинский явно воодушевился, но поставил условие — чтобы русский текст песни был написан его другом и постоянным соавтором — поэтом Леонидом Дербенёвым. Интересно, что укладчик русского текста диалогов Геннадий Петров (о нём речь пойдёт ниже) лелеял мечту предложить свои стихи к музыке Квинси Джонса. Но жёсткое требование певца насчёт Дербенёва сыграло свою роль. Сама же запись прошла на «Мосфильме» без эксцессов часа за два.

После выхода фильма и оглушительной зрительской реакции на него Ободзинский попросит у Владимира Кузнецова (не путать маэстро кинозвука с актёром Анатолием Кузнецовым, который также участвовал в работе по озвучиванию картины на русский) сделать с киноматрицы «Золота…» копию музыкальной подложки под его будущие гастрольные туры по городам СССР. Звукорежиссёр пойдёт ему навстречу и предоставит Ободзинскому американский «звукоисходник».
Но попавший из-за скандального пристрастия к алкоголю в опалу властей Ободзинский, продолжавший зарабатывать себе на жизнь концертами со своим привычным любовным репертуаром то и дело слышал во время выступлений возгласы недовольной публики: «Эй, Валера! Кончай петь эту бодягу. Давай нам лучше «Золото Маккенны»!».

Валерий Ободзинский в начале 70-х

Валерий Ободзинский в начале 70-х

Это был настоящий – официально не признанный — всесоюзный сверхшлягер. Актёр и продюсер Сергей Жигунов иронично вспоминает: «Мы, вытягивая шейки, с крутыми подбородками пытались это петь девчонкам во дворе. Но они не понимали нашего восторга. А потом, за границей я неожиданно наткнулся на неё где-то по телевизору. И человек, совершенно другим голосом, вместо «Вновь! Вновь!» стал петь «Gold! Gold!». Я понял, что это начинается «Золото Маккенны». Но я так был шокирован тем, что он поёт нечто другое. Какое-то «Gold!»?! Хотя понятно было, что оригинальный подстрочник на припеве звучал, как «Золото! Золото!». Но всё равно… Как такое возможно? — Взять и так «испортить» песню из любимого фильма!».

Хосе Фелициано - певец, "испортивший" песню Ободзинского

Хосе Фелициано — певец, «испортивший» песню Ободзинского

Kamilla_Sparf_1Kamilla_Sparf_2

Камилла Спарв: рекламные фото по ходу съёмок (раскрутка восходящей звезды)

Камилла Спарв: рекламные фото по ходу съёмок (раскрутка восходящей звезды)

Однако в эйфории ностальгических воспоминаний не хотелось бы упускать из виду и противоречивость её русского содержания. Как говорится, пристрастие пристрастием, а Истина дороже. Для меня (также «фанатевшего» от этого шлягера), по прошествии лет, главным изъяном песни стала первая строка её второго куплета, где Л.Дербенёв и В.Ободзинский, ради пущего словесного эффекта позволили себе богохульство.

«…Пусть обещает радостный праздник

нам Бог или чёрт (!).

Только стервятник, старый гриф-стервятник

знает в мире, что по чём…»

Иными словами, авторы русскоязычного варианта произведения позволили себе поставить на одну полку самого Творца Вселенной и его возгордившегося клеветнического врага и человекоубийцы от века. А миссию «всеведующего и всезнающего начала» они возложили не на Бога, а на старого стервятника (!), не самой благородной птицы, питающейся человеческой (и прочей) падалью.

Получилась лукавая смысловая тавтология, так как сами создатели фильма символично намекают зрителю на то, что постоянно порхающий над героями гриф (его пугающий глаз во весь широкоформатный экран трудно забыть в самых первых кадрах) – есть воплощение именно дьявола, ослепляющего грехом сребролюбия ветхих, в нравственном отношении, людей. И в результате вышло, что одарённейший, верующий поэт-песенник Леонид Дербенёв, потеряв бдительность использовал свой талант против Того, Кто его им щедро наделил. А другой талантливый самородок – певец Валерий Ободзинский, с присущей ему голосовой харизмой впечатал эти сомнительные слова в душу целого народа (теперь уже народов целых 15-ти стран). Об ответственности за содеянное они, по всей вероятности, тогда и не помышляли.

Поэт-песенник Леонид Дербенёв, автор русского текста к песне "Старый гриф - стервятник"

Поэт-песенник Леонид Дербенёв, автор русского текста к песне «Старый гриф — стервятник»

Ведь за талантами, как за властителями человеческих умов идёт постоянная – в том числе невидимая – охота со стороны сил зла, пытающихся уловить особо одарённых от Бога людей в свои сети. Но это извечная проблема творческих работников: если художник не имеет в своей душе твёрдого христианского устроения, то его творчество (даже помимо его воли) имеет склонность очень легко сползти в богоборческую стихию. Не сказать об этом мы не могли.

Тем более, что в альтернативном русском переводе песни Квинси Джонса, который прозвучал в киноверсии, показанной по «Первому каналу (ОРТ)» (текст читал актёр Алексей Инжеватов) во второй половине 90-х, мы слышим куда более благозвучное толкование её смысла:

«…В небе старый гриф парит высоко
Терпеливо он добычу ждёт
Знает птица – от судьбы далёко
Не уйдёт никто. И смерть придёт.

С высоты он видит – суетятся люди
И снуют подобно муравьям.
Каждый хочет золото на блюде
Но получит… смерть средь бурых ям»


НЕПРЕЛОЖНЫЙ ДУБЛЯЖ

Кое-что из личного опыта. В 1993 году автору этих строк выпала возможность вести свою авторскую телепередачу под названием «Киноэкспресс» на первом частном телевизионном канале Днепропетровска «VLD brothers» (теперь уже несуществующем и забытом). Главной её задачей было рекламное анонсирование фильмов будущей недели. Откровенно говоря, уровень программы был «ниже плинтуса», но она была единственной региональной киноласточкой в тот период. И оттого, наверное, снискала некоторую «местечковую» известность среди городских любителей кино. То было время засилья американского видео классов «А», «В» и «С» вместе взятых. Новейшие боевики со Сталлоне, Шварценеггером, Сигалом, Уиллисом, Хауэром и Ван Даммом вываливались видеопиратами на постсоветский рынок с кучей всякого низкобюджетного каратэшного и полупорнографического барахла начала 1990-х, обозревать и рекламировать которое не было никаких сил. Душа поневоле затосковала по рекордсменам советского кинопроката, а их-то как раз в те годы на видеокассетах было не снискать (да, имел место такой 2-3 годичный период, когда даже «Бриллиантовая рука» или «Ирония судьбы» доставались путём немалых усилий).

Чтобы как-то разбавить цунами «свежего» заокеанского видеомусора приходилось разными путями выискивать любимые отечественные и иностранные фильмы детства. — Где выудишь их у знакомых на советских 100-х рублёвых фирменных кассетах «Видеофильма», где сговоришься на видеоперегонку целлулоидных бобинных фильмокопий из местного городского кинохранилища, где что-то выменяешь у друзей. Но с «Золотом Маккенны» (да и с «Большими гонками») долгое время как-то ничего не получалось.

И когда в феврале 1994 года из Москвы через вторые руки ко мне попала кассета с его видеозаписью, я не раздумывая поставил любимый вестерн в эфир, несмотря на один существенный её (видеозаписи) недостаток.

Отдельный анонс фильма в «Киноэкспрессе», раскрутка его в печати (во вспомогательной по отношению к каналу газете «VLD press — Торговый дом»), ежедневная – по 3-4 раза демонстрация нехитрого рекламного ролика со стрельбой и погонями (без единой голосовой реплики героев) подогрел интерес к ленте едва ли не со всех сторон. Не видевшие его пацаны 90-х были заинтригованы, зрители постарше – преисполнены ностальгических ожиданий. Накануне показа весь кинолюбительский Днепропетровск, как мне тогда показалось, приник. Наступил воскресный зимний день показа.

"Золото Маккенны" - финальное прощание двух антиподов

«Золото Маккенны» — финальное прощание двух антиподов

И буквально на следующий понедельник после трансляции «Золота Маккенны» на нашу студию и на меня (как на главного энтузиаста этой затеи) обрушился… шквал зрительского негодования. Увы, вышеозначенный недостаток «сработал». Почитатели фильма, услышав вместо привычного советского дубляжа удручающий звуковой ряд в переводе «гнусавого» Леонида Володарского и попутно недополучив в своих ожиданиях «песни Ободзинского» (оригинал-пение Хосе Фелициано, как и в случае с С.Жигуновым лишь усилило массовое зрительское разочарование) высказывали мне свои претензии по телефону несколько дней подряд. Я не знал куда деться от справедливых замечаний людей, чьи ожидания были так каверзно обмануты (в том числе и мной). Люди посчитали перевод Володарским «Золота Маккенны» пиратским издевательством над великой киноклассикой. И были правы.

Та же история, спустя некоторое время возникла и с не менее популярным «Фантомасом», конъюктурно передублированным на украинский язык.

Вот он, оказывается, тот самый малоприметный «серый кардинал», который очень многое решает в восприятии любого фильма зрительской аудиторией! Правила игры здесь таковы: плохой дубляж даже выдающейся картины сведёт на нет всю её гениальность. Хороший – даже заведомо посредственный фильм способен сделать прокатным хитом и, возможно, классикой на все последующие времена.

Геннадий Петров в старости (февраль 2012 года)

«Последний из могикан» дубляжной команды картины Геннадий Петров в старости
(февраль 2012 года)

Зыбучесть положения переозвученных популярных дублированных картин прошлого в сознании зрителей ярко подтверждает и тот резкий спрос на их копии именно в советском дубляже, который возник на негласном синефильском рынке в последние годы. Как показала практика, даже многократно обласканное советскими зрителями «Золото Маккенны» без старого дубляжного звукооформления от «Мосфильма» способно резко потерять свой статус всенародно-любимого американского вестерна. Почему это происходит? Ответим словами автора русского синхронного текста к «Золоту Маккенны» (на профессиональном языке «укладчика») Геннадия Васильевича Петрова: «Потому что дубляж – это прежде всего полноценное творчество, а не подражание».

Напомним, что режиссёром русского дублированного варианта фильма Карла Формана и Дж. Ли Томпсона был Евгений Алексеев (род. в 1920 г.),

Режиссёр дубляжа "Золота Маккенны" с киностудии "Мосфильм" Евгений Алексеев

Режиссёр дубляжа «Золота Маккенны» с киностудии «Мосфильм» Евгений Алексеев, незадолго до ухода из жизни

бывший фронтовой оператор, младший брат другого режиссёра дубляжа Александра Алексеева (1917-1992), тоже бывшего фронтового оператора времён Великой Отечественной войны. Пожалуй, Евгений Алексеев был самым удачливым дубляжным режиссёрским маэстро, на долю которого пришлись очень многие из иностранных лидеров советского кинопроката разных лет: «Спартак», «Этот безумный, безумный, безумный, безумный мир», «Звуки музыки», «Клеопатра», «Искатели приключений», «Опасная погоня», «Бездна», «Кто есть кто», «Троих надо убрать», «Тутси (милашка)», «Тайна мотеля «Медовый месяц»», «Банзай», «Уважаемые люди», «Фрэнсис», «Признание комиссара полиции прокурору республики», «Укрощение строптивого», «Укол зонтиком», «Как украсть миллион», «Невезучие», «Папаши» и т.д. и т.п.. Поговаривают, что у него был свой блат в спец-комиссии по распределению зарубежных фильмов между киностудиями и режиссёрами. Умер Евгений Алексеев в 1987 году, работая над дубляжом югославской ленты «Алло, такси!».

По сути, выше мы уже отдали дань главным закадровым артистам-мастерам. И всё же… Благородный и стойкий Владимир Дружников (Пек-Маккенна), издевательски лукавый Анатолий Кузнецов (Шариф-Колорадо), милая и беззащитная Антонина Кончакова (Спарв-Инга), коварно-баритонистый Александр Соловьёв (Савалас-Тиббс), грубовато философствующий Яков Беленький (Мэйсси-проповедник), измождённый и мудроватый Константин Тыртов (Э.Дж. Робинсон-Старый Эдамс), навязчивый и хитрый Алексей Алексеев (третий талантливый носитель этой фамилии в советском дубляже, актёр и режиссёр, озвучивавший Эли Уоллаха-Бена Бейкера, человека с белым флагом, а вообще прославившийся Спартаком-Керком Дугласом) – каждый из них, сколь талантливо, столь и ответственно поработал над адаптацией этого немеркнущего вестерна для нас с Вами. Без этой слаженной группы теневых русскоязычных профессионалов – как сейчас выясняется — лента вряд ли бы приобрела в народе титул «родного фильма».

Владимир Дружников в 1970-е годы

Владимир Дружников в 1970-е годы

Анатолий Кузнецов в 1970-е годы

Анатолий Кузнецов в 1970-е годы

Между прочим, забавная история произошла перед самым началом  дублирования «Золота Маккенны», когда Е. Алексееву пришла негласная директива от влиятельного функционера, заведующего важным Актёрским отделом «Мосфильма» Гуревича с указанием «особо отметить в дубляже картины одну из героинь, т.к. у неё восхитительная актёрская работа». Речь шла… об индианке Хэш-ке из банды Колорадо (по всей видимости, её нагота в купальных сценах произвела на чиновника столь сильное впечатление, что он не заметил изначальной немоты её роли).

Джули Ньюмар в роли молчаливой Хэш-ке (со шрамом на лице): "восхительная актёрская работа"

Джули Ньюмар в роли молчаливой Хэш-ке (со шрамом на лице): «восхительная актёрская работа»

По словам Геннадия Петрова: «Все долго молчали, робея перед авторитарным Гуревичем, пока со временем не дали ему понять, что столь приглянувшаяся ему «героиня» не произносит с экрана ни одного слова».

Подводя итог этой части нашего исследования обратим Ваше внимание на любопытную эпиграмму, сочинённую на сей счёт тем же Г.В.Петровым:
«Долг красен платежом,
фильмы – дубляжом!».

Запись в личном рабочем блокноте Геннадия Петрова (учёт фильмов 1974 года)

Запись в личном рабочем блокноте Геннадия Петрова
(учёт фильмов 1974 года)

Автор русского синхронного текста к "Золоту Маккенны" - писатель, "укладчик", актёр, художник Геннадий Петров (примерно начало 1980-х)

Автор русского синхронного текста к «Золоту Маккенны»
— писатель, «укладчик», актёр, художник Геннадий Петров
(примерно начало 1980-х)

Действительно, убери советский дубляж из «Золота Маккенны», «Фантомаса», «Зорро» или «Блефа» и привычное отношение к хрестоматийным картинам начнёт рушиться с первых минут их просмотра. И с этим не поспоришь.

 


  ЭПИЛОГ

Герой и антигерой - временное перемирие

Герой и антигерой — временное перемирие

Перейдя уже в давно прошедшее время миф этой картины, однако, заставляет повторно говорить о себе, даже в нашу стяжательно-обезумевшую, предапокалиптическую эпоху. Это происходит потому что картина несёт в себе какой-то непреходящий эмоциональный этический позитив. И данный аспект ленты, как ни пытайся от него уклониться, требует своего анализа и рассмотрения. Ведь для тех, кому сейчас за 40, за 50, за 60 лет (и выше) «Золото Маккенны» уже четверть века назад (как-то незаметно) переросло рамки «просто известного» фильма. Казалось бы, разовый популярный приключенческий «фильм действия» превратился в знаковое явление времени для огромного государства. Это уже явление иной сферы. Вдумаемся, 18 лет зрительской востребованности в кинотеатрах! Завидная судьба экранного продукта, достойная Книги рекордов Гиннеса.

"А нельзя ли всё-таки взглянуть на золото?" - ослепление Инги на последнем ночном привале

«А нельзя ли всё-таки взглянуть на золото?» — ослепление Инги на последнем ночном привале

Тут уместнее вести речь о культурологическом событии, символизирующем для нескольких поколений русскоговорящих людей образ беззаботного, «брежневского» (отнюдь не застойного) расцвета народной жизни. То есть эпохи социалистической советской стабильности, на которую внезапно упал зрелищный американский ковбойский киногигант с мощной музыкой и благочестивой идеей.

"Золото Маккенны" - польское DVD-издание фильма

«Золото Маккенны» — польское DVD-издание фильма

После «Золота Маккенны» «Совэкспортфильм» приобрёл для широкого проката ещё два американских вестерна. Оба принадлежали к классике жанра (фильм Ли Томпсона, несмотря на свою сверхпопулярность, тогда классикой ещё не считался). В 1976 году вышла джон-фордовская «Моя дорогая Клементина» (1946, мы уже о ней говорили) с молодым Генри Фондой в роли шерифа Уайата Эрпа (дублированного, кстати, тем же Анатолием Кузнецовым).

Ван Хэфлин и Гленн Форд в фильме "В 3.10 на Юму" (1957)

Ван Хэфлин и Гленн Форд в фильме    «В 3.10 — поезд на Юму» (1957)

А в 1981 году появился хороший психологический ковбойский фильм «В 3.10 – поезд на Юму» (1957) Делмера Дэйвза, где тема подкупа и морального долга, нежелания пятнать себя недостойным поступком выливалась в запоминающуюся нравственную дуэль между пойманным бандитом (Гленн Форд) и охраняющим его простым фермером (Ван Хэфлин). Но на фоне цветного, размашистого и громко прогремевшего «Маккенны», задавшего как бы свой «стандарт ожидания» от картин о Диком Западе, эти два чёрно-белых городских вестерна «не выстрелили». И пройдя по второразрядным залам тихо ушли в киноархив «Госфильмофонда».

Хачита (Тед Кэссиди) и Бэш (Руди Диаз) над телом Старого Койота: "Это был вождь. Он шёл в Каньон Дель Оро. И там он будет похоронен!" (фото с сайта Indian Quaterly)

Хачита (Тед Кэссиди) и Бэш (Руди Диаз) над телом Старого Койота: «Это был вождь. Он шёл в Каньон Дель Оро. И там он будет похоронен!» (фото с сайта Indian Quaterly)

Фильм наложил свой, как нам представляется, положительный отпечаток на моральное состояние нашего общества, которым характеризовался Советский Союз периода его политического, социального и культурного триумфа. Как сказал радиоведущий Михаил Мягких (вот она, ключевая фраза): ««Золото Маккенны» для нас сразу стал родным фильмом». Поистине золотое зрительское признание, о котором, наверное, мечтает каждый режиссёр, актёр да и любая творческая личность!

Mackennas_Gold_collage

Очевидно, славу здесь нужно делить между многими его создателями. В единстве усилий автора романа и сценариста, режиссёра, продюсеров, операторов, художников, разработчиков спецэффектов, звуковиков, актёров, отечественных дубляжных мэтров и кроется тайна притягательности «Золота Маккенны» для десятков миллионов пост-советских зрителей, ностальгирующих на его просмотре и по сию пору.

"Золотая лихорадка" в действии: Колорадо в каньоне пытается убить Хачиту выстрелом в спину

«Золотая лихорадка» в действии: Колорадо в каньоне пытается убить Хачиту выстрелом в спину, не подозревая о том, что апач ночью разрядил его пистолет

Рискнём сделать одно предположение. Если бы ленте в наши дни были предложены хорошие условия повторного широкого — а не ограниченного — проката с чётко поставленной телевизионной и уличной (наружной) рекламой, с раскруточным ТВ-обсуждением советского феномена картины и, конечно же, в дублированной от «Мосфильма» версии (целенаправленно повторимся: фильм нужно смотреть только в ветеранском дубляже, иначе он теряет свои смотрибельные свойства), то он бы имел все шансы составить серьёзную конкуренцию новейшим блокбастерам. И, в качестве главного «трофея», смог бы привлечь в кинотеатры современную молодёжь, зомбированную сегодняшними дурными голливудскими поделками.

Уставшая от подъёма на скалу Инга (Камилла Спарв)

Уставшая от подъёма на скалу Инга (Камилла Спарв)

Нас не покидает уверенность в том, что вестерн Формана, Ли Томпсона и Тёмкина содержит в себе некую вневременную — для русского духа — «формулу успеха», где острый сюжет о «золотой лихорадке», борьба Добра со злом, сдержанная любовная линия (выдавливающая собой cомнительный «третий угол» любовного треугольника), внешне привлекательные артисты, рискованные каскады, прекрасный саундтрек, вызывающий чуть ли не восторг нежданно-негаданный финал — из поколения в поколение обречены вызывать в наших людях благосклонный отклик на общий образ фильма. Так как предложенная им романтическая и жизнеутверждающая атмосфера наделяет зрительские души — дефицитным ныне — ощущением неизбежного Торжества Справедливости.

Долг платежом красен: алчный Колорадо получает от безкорыстного Маккенны по заслугам

Долг платежом красен: алчный Колорадо получает от безкорыстного Маккенны по заслугам

То есть утерянным сегодняшним западным кино воспитательным качеством, способным в рамках даже коммерческого блокбастера взращивать в умах смотрящих порядочность, честность, сдержанное отношение к богатству и безкорыстную отвагу. Ибо, как говорил много претерпевший в своей жизни великий греческий старец, святой Паисий Святогорец (1924-1994) : «Христос почивает там, где (присутствует) благородство и великодушие, там где дух жертвенности, неброскость, отвага и желание оставаться в безвестности».

По сути, шериф Маккенна, а вместе с ним и творцы фильма (при всём своём деловом отношении к кинопроизводству) и отстаивают с экрана в своём детище эти непреходящие добродетели, без которых человеческое общество давно бы пришло сначала к моральному, а потом и к физическому самоуничтожению.


Б.Ш., июль 2015 года

Автор выражает благодарность Сергею Полетаеву, Жану Филлипову, Валерии Лариной, Игорю Карпову и Маргарите Андреевой за посильную информационную и техническую помощь при написании книги.

ВНИМАНИЕ! «ЗОЛОТО МАККЕННЫ» (ОПИСАНИЕ ФИЛЬМА И ПОДРОБНЫЕ ДАННЫЕ ПО АВТОРАМ), МАТЕРИАЛ №1 http://legendy-kino.ru/zoloto-makkenny-mackennas-gold-opisanie-roli/

Также на нашем сайте читайте авторскую монографию Б.Швеца ««ТРЮКАЧ»: РАЗВЕНЧАНИЕ МИФА» (из серии «Легенды советского кинопроката») http://legendy-kino.ru/tryukach-the-stunt-man-1980/  

ЛЮБОЕ, НЕСОГЛАСОВАННОЕ С АВТОРОМ ИЗДАНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ФРАГМЕНТОВ КНИГИ «ЛЕГЕНДАРНОЕ ЗОЛОТО ЭПОХАЛЬНОГО «МАККЕННЫ»» ПОВЛЕЧЁТ ЗА СОБОЙ СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО!


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 3

  1. Lestermn:

    Это удивило меня

  2. Вадим:

    То,что показал 1-й канал ТВ не является полной версией дублированного фильма,как было в кинотеатре.В конце фильма звучит музыка ,которой нет ни на лицензионном диске ни на кассете.Я не нашёл её НИГДЕ.У меня есть эта запись прямо из кинозала.Качество мерзкое,но альтернативы нет.
    А,может быть, и есть где-нибудь в тайных архивах «Мосфильма».

  3. Сезар:

    Отличное мини-исследование (или как его назвать)! Почти полностью согласен с автором. Но не во всём.
    Фильмы советских времён «про индейцев» не хуже «Золота Маккенны». Просто они изначально детские. То есть поставлены в чуть-чуть другом ключе, чем «классический» вестерн, с соблюдением соответствующих правил и условностей, свойственных именно детскому фильму. Поэтому драматически эти фильмы заведомо слабее любого хорошего «взрослого» фильма.

Оставить комментарий