«КТО ЕСТЬ КТО», или ПОХОЖДЕНИЯ ВАЛЬЯЖНОГО ПОЛИЦЕЙСКОГО ПОДОНКА НА ЛАЗУРНОМ БЕРЕГУ


— Легенды советского кинопроката —

«КТО ЕСТЬ КТО» (FLIC OU VOYOU)

Подробный анализ

Элегантный нечестивец в смокинге и белом шарфе: Жан - Поль Бельмондо в фильме "Кто есть кто" (1979)

Револьверное беззаконие «именем закона»! Советское прокатное название фильма «Кто есть кто» оказалось более щадящим в сравнении с французским оригиналом. Жан-Поль Бельмондо в криминальном беспределе Жоржа Лотнера «Полицейский или подонок». (В Западной Германии — «Ветреник»)

Производство: «Серито фильм» и «Гомон энтернасьональ» Франция, 1979, 1 час 42 мин., продолжительность советской версии – 1 час 24 мин.
Авторы сценария: Жан Эрман и Мишель Одиар (по роману Мишеля Гризолиа)
Диалоги: Мишель Одиар
Режиссёр – постановщик: Жорж Лотнер
Оператор – постановщик: Анри Дэкаэ
Художник – постановщик: Тони Роман
Композитор: Филипп Сард
Монтаж: Мишель Давид, Элизабет Гидо, Андрэ Звегинцов
Постановка драк и каскада на подвесной дороге: Клод Карльез
Постановка автотрюков: Реми Жюльен
Продюсерская группа: Ален Бельмондо, Ален Пуаре, Робер Суссфельд, Рене Шато
1-й ассистент режиссёра: Жан-Мишель Карбонно
Кадрёр (оператор за камерой): Ив Родаллек
Главный художник 2-й группы декораторов: Ален Годри
Художники-исполнители: Рауль Альбер, Жан-Клод Жиро, Морис Зиссвиллер, Морис Боржези
Установка мизансцен: Мишель Пекас
Художник по костюмам Ж.-П. Бельмондо: Франческо Смальто
Платья для Мари Лафорэ: Кристиан Диор
Костюмерная группа: Мари-Франсуаз Перошон, Полетт Брейль, Андрэ Рамуань
Гримёры-визажисты: Шарли Кобессерьян, Моник Гранье
Монтаж звука: Рене Дешампс, Анник Меньер
Фотограф: Венсан Расселль
Объективы камер: Panaflex Panavision
Фильм снят на плёнке: Eastmancolor
 
Роли исполняют и дублируют:

Французский слепок с британского агента 007. Бельмондо и Мари Лафорэ в казиношной сцене фильма "Полицейский или подонок" ("Кто есть кто")

 Элегантный (но безпринципный) Бельмондо и отважно молодящаяся франко-армянская киноактриса и певица Мари Лафорэ в фильме «Кто есть кто». Чёрный смокинг, казино, дамы в дорогих вечерних туалетах:  влияние «бондианы» налицо.

Комиссар Боровиц (Антонио Черутти): Жан-Поль Бельмондо (дублирует Александр Белявский)
Эдмонда Пюже-Ростан: (писательница из Ниццы): Мари Лафорэ (дублирует Антонина Кончакова)
Комиссар Гремо: Мишель Галабрю (дублирует Владимир Балашов)
Теодор Мюзар (мафиозо от азартных игр): Жорж Жере (дублирует Сергей Курилов)
Казо (седой помощник Боровица в Ницце): Шарль Жерар (дублирует Николай Граббе)
Ахилл Вольфони (мафиозо-корсиканец): Клод Броссе (дублирует Феликс Яворский)
Лангуа (директор отеля и бара «Принтанья»): Мишель Бон (дублирует Даниил Нетребин)
Инспектор Массар: Жан-Франсуа Бальмер (дублирует Владимир Ферапонтов)
Инспектор Рей: Тони Кендалл
Марио (сутенёр): Венантино Венантини (дублирует Эдуард Изотов)
Жена Лангуа: Катрин Ляшан
Шарлотта: Жюли Жизекель (дублирует Алёна Чухрай)
Ками: Мишель Пейрелон (дублирует Владимир Дружников)
Автоинструктор: Филипп Кастелли (дублирует Георгий Вицин)
Вдова комиссара Бертрана: Жюльетта Миллс (дублирует Лариса Данилина)
Инспектор, избивавший Черрутти-Боровица в КПЗ: Морис Озель
Прокурор: Марк Лямоль
Фильм дублирован на киностудии «Мосфильм» в 1980 году
Режиссёр дубляжа: Евгений Алексеев
Звукооператор: Е.Урванцева
Составитель и укладчик русского текста: Р. Гришаева
Редактор: Лидия Балашова
В прокате СССР: с января 1981 года
Фильм способен нанести нравственный ущерб зрителю!

Сюжетная завязка

Есть на юге Франции элитные города и предместья, куда обычно стекаются богатеи и авантюристы разного пошиба. Один из них – Ницца, вожделенная «мекка» для французских нуворишей, альфонсов и ряженных в дорогие меха любовниц миллионеров. Их влекут сюда разгульная атмосфера, приморский климат и игорные дома, где кипят азартные страсти и шуршат банкноты. Понятное дело, есть там и свой криминал, свои разборки за сферы влияния в городе.

Шрамы от побоев в полицейском участке

Временная осечка разгулявшегося маргинала. Физиономия «героя» после его побоев в полицейском участке

И вот: в один из вечеров уходящего бархатного сезона, в заурядненьком мотеле «Принтанья» итоговый подсчёт хозяином дневной выручки резко обрывают два выстрела. Пара продажных полицейских Рей и Массар в 7-ом номере гостиницы совершили двойное убийство — комиссара Бертрана и подосланной к нему проститутки Риты. Затем убийцы отвозят труп коллеги на так называемый Большой Карниз, усаживают мертвеца за руль автомобиля. Ещё раз стреляют в уже остывшее тело через боковое стекло и оставляют продукт своего деяния посреди живописного пейзажа, в назидание врагам.

Вскоре, в Ниццу на привилегированном «Картхеме» в стиле «а la retro» неожиданно нагрянул брат убитой путаны Антонио Черутти.

Приезд Черутти в Ниццу на престижном белом кабриолете

Приезд Черутти в Ниццу на престижном белом кабриолете

Типичный «изящный нахал», он начинает наводить шорох на Лазурном берегу, оставляя после себя разбитые окна, двери, взорванные машины и казино. Но на поверку этот обаятельный социопат оказывается… дивизионным комиссаром полиции Боровицем, прибывшим сюда из Парижа по делу об убийстве комиссара Бертрана. Вопрос только в том: зачем ему, стражу закона, так упоительно выкручивать из себя необузданного отморозка ?..



ПОХОЖДЕНИЯ 

ВАЛЬЯЖНОГО

ПОЛИЦЕЙСКОГО   ПОДОНКА 

НА  ЛАЗУРНОМ БЕРЕГУ

(основной материал)

 
Фирменное французское DVD-издание "Полицейского или подонка"

Фирменное французское DVD-издание «Полицейского или подонка»

Остановил машину на обочине шоссе в половине третьего ночи. Расстелил на траве дорожный спальный комплект. Поставил рядом будильник. Прилёг, прикрывшись одеялом. И вдруг – ослепительный свет фар! «Гоп-стоп» во французской натуре! Трое, экипированных в вычурную кожу молодчиков-педерастов решили потрясти засыпавшего за рулём автомобилиста. Нож, бритва, большой монтировочный ключ! Грубые требования: «Кошелёк! Сапоги! Куртку!». Ситуация, согласитесь, неприятная. Если не сказать, откровенно шоковая.

Начальные грабители-содомиты

Начальные грабители-содомиты

Но только не для героя данной киноистории. Для видавшего виды 40-летнего господина, мчащегося в Ниццу на открытом белом автомобиле с длинноствольным пистолетом за пазухой это ЧП – сущий пустяк. Превратив своим убойным «Магнумом» машину нападавших в груду покорёженного металлолома, он быстро берёт инициативу «под своё дуло» и приказывает ошарашенным педикам спустить штаны на посмешище проезжающим. — Что они и делают с дрожащими ногами, побросав свои острые железки.

Пожалуй, это единственный «удобоваримый» цинизм героя Жана-Поля Бельмондо в сем фильме. В эпоху, когда мужеложники, установив свой диктат в политике, в мире моды и в шоу-бизнесе предъявляют нам свои претензии на глобальное извращенческое господство в каждой сфере человеческой жизнедеятельности, данная сцена способна вызвать резонную одобрительную усмешку у здоровой части кинозрительского населения.

Но на этом остросюжетно-саркастическом номере мы вынуждены, пожалуй, поставить точку. Ибо во всём остальном поведенческом аспекте сия — некогда очень популярная во Франции и в Советском Союзе — лента не стоит никаких положительных оценок. Это самая настоящая апология безнравственности.

Огнестрельная острастка педиков на обочине дороги

Огнестрельная острастка педиков на обочине дороги с помощью неизменного «Магнума»

Впрочем, для французского режиссёра Жоржа Лотнера смешливое подтрунивание над нормами традиционной морали было чем-то вроде «мастерского клейма». Почти вся его постановочная карьера базировалась на вызовах «критериям порядочности» в искусстве кино. До «Кто есть кто» он уже успел дважды показать себя советскому зрителю в качестве оголтелого циника, представив в 70-х годах нам свои «трупные» чёрные комедии «Жил-был полицейский» (1972, в СССР с 1974) и «Никаких проблем!» (1975, в СССР с 1976-го). В первом из них — человеческие жертвы падали от огнестрельных ран на пороге церкви (сразу после выхода с воскресной мессы); убитые из снайперской винтовки в обнажённом виде застывали у себя дома под кварцевыми лампами для загара. А труп негра-статиста в кабриолете? Простреленный лоб сам по себе вызывает жутковатое чувство, а уж когда ещё тёплую плоть чернокожего мертвеца по самую шею заливает волной молока, низвергнувшейся на него из попутной автоцистерны, то… Так и хочется сплюнуть в сторону того, кто придумал это, с позволения сказать, «развлечение».

Один из предыдущих циничных (по отношению к человеческой жизни) криминальных фильмов Жоржа Лотнера «Жил-был полицейский» (1972) с Мишелем Константеном и Мирей Дарк в главных ролях


В «Никаких проблем!» Лотнер смердит ещё больше. Ибо центробежной силой сюжета этой комедии является снова труп (на сей раз безымянного гангстера), вокруг которого и пляшет вся убогая сюжетная канитель с автопогонями, адюльтерами, пошлым юмором и стрельбой. Убитый выстрелом в спину бедолага, бездыханно перемещаясь с места на место в багажнике машины, на протяжении полутора часов экранного времени, был вынужден вбирать в себя всю низость некрофильного юмора «поваров» этого тошнотворного киноблюда. В его присутствии – под двигающиеся дворники – устраивали внебрачные связи, на него клали рождественские ёлки, после чего его (и без того посиневший) лик покрывался разноцветными блёстками и так далее и тому подобное. В конце фильма, на лыжном курорте, несчастного вообще замуруют в снежную бабу и… «никаких проблем» (простите за частые многоточия).

Вот эта ватага действующих лиц потешается над трупом человека в чёрной комедии "Никаких проблем!" того же Лотнера

Вот эта ватага действующих лиц потешается над трупом человека в чёрной комедии «Никаких проблем!» того же Лотнера

Только политический детектив с Аленом Делоном «Смерть негодяя» (1977, в СССР с 1979) оказался серьёзной криминальной лентой, не чуждой некоторым благородным порывам. В том числе толковым размышлениям о Добре и зле, о продажности и неподкупности, о честности и лживости, которые если не оправдывали, то, по крайней мере, как-то уравновешивали экранные убийства. Но последующие его творения дали понять критикам и публике, что «Смерть негодяя» был в карьере Лотнера лишь случайным исключением из правил.

Ален Делон (справа), Морис Роне и Стефани Одран в фильме "Смерть негодяя" (1977)

Ален Делон (справа), Морис Роне и Стефани Одран в фильме «Смерть негодяя» (1977)

Впервые сойдясь на съёмочной площадке «Кто есть кто» (точнее, «Полицейского или подонка») с ближайшим соперником Делона – Жаном-Полем Бельмондо этот успешный киноремесленник откроет для себя очередную «золотую жилу». Сам родом из Ниццы Жорж Лотнер (1926-2014) всю жизнь любил снимать свои «крими» именно здесь, в курортной субтропической зоне французского Средиземноморья, которую он с детства знал как свои пять пальцев. Здесь он стряпал ленту «Жил-был полицейский», сюда же он подобьёт приехать со съёмками и Бельмондо. Сначала для работы над «Кто есть кто», затем в 1984 году, для распутного комедиантства на богохульной «Весёлой Пасхе».

Актёр Бельмондо и режиссёр Лотнер в Ницце на съёмках сомнительной комедии "Весёлая Пасха" (1984)

Актёр Бельмондо и режиссёр Лотнер в Ницце на съёмках сомнительной комедии «Весёлая Пасха» (1984)

Суперзвёздный статус Бебеля (как уже полвека называют актёра сами французы) станет залогом того коммерческого успеха, который выпадет на долю их трёх совместных остросюжетных лент, снятых одна за другой – «Кто есть кто» (1979), «Игра в четыре руки» (1980) и «Профессионал» (1981). Так, созданная по роману Мишеля Гризолиа «Инспектор побережья» фривольная гангстерско-полицейская комедия «Полицейский или подонок» (в «Кто есть кто» её переименует советская дубляжная группа) только в одном Париже с марта и до конца 1979 года соберёт 1 миллион 24 тысячи 695 зрителей.

Кто есть кто киногруппа за тортом

Канны, сентябрь 1979 года. Банда «Кто есть кто» в сборе. Слева направо — актёр Мишель Бон (бармен Лангуа), соавтор сценария Мишель Одиар, главная звезда Жан-Поль Бельмондо, режиссёр Жорж Лотнер и актёр Шарль Жерар (Казо) перед разрезанием фирменного торта

К слову, это был первый личный рекорд Бельмондо-суперзвезды и продюсера, чей фильм привлёк в кинозалы столицы более миллиона парижан. А со всей Франции времён Пятой республики он соберёт 3 миллиона 950 тысяч заполненных кинотеатральных мест. Почти та же картина будет наблюдаться и в ФРГ (капиталистической Западной Германии), где ленту оценят 3 миллиона зрителей. Однако по сравнению с показателями этого «шедевра» в Советском Союзе все эти цифры кажутся просто пигмейскими.

17 сентября 1979 года, Канны. Жан-Поль Бельмондо разрезает специальный торт по поводу коммерческого успеха фильма «Кто есть кто» во французском прокате. С 28 марта по данное число (т.е. 17 сентября 1979 г.) фильм посмотрело 1 000 000 зрителей. На заднем плане (слева направо) автор диалогов Мишель Одиар, актёры Мишель Бон, Филипп Кастелли и режиссёр Жорж Лотнер (крайний справа)

А со всей Франции времён Пятой республики он соберёт 3 миллиона 950 тысяч заполненных кинотеатральных мест. Почти та же картина будет наблюдаться и в ФРГ (капиталистической Западной Германии), где фильм оценят 3 миллиона зрителей. Однако по сравнению с показателями этого «шедевра» в Советском Союзе все эти цифры кажутся пигмейскими.


ПРИМЕТЫ ВРЕМЕНИ и УСПЕХ В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

Незабываемая эпоха советского кинопроката, когда поход в кинотеатр воспринимался сродни некому волнующему развлекательному действу

Незабываемая эпоха советского кинопроката, когда поход в кинотеатр воспринимался сродни некому волнующему сакрально-развлекательному действу

Мне трудно судить о других городах нашей былой необъятной империи с серпом и молотом на государственном флаге, но рискну высказать одно предположение. Вряд ли где-то ещё фильмы с Бельмондо так плотно заявили о себе тогда в наших городах (в брежневские-то времена), как это случилось в Днепропетровске в 1981 году. Три свежих кассовых боевика со сверхмодной французской кинозвездой за один год! — В тот период такого себе не могла позволить даже сама Франция.

Восстановленная нами вереница событий выглядела следующим образом. Звеневшее с 1980 года в Москве, в столицах союзных республик и в ряде российских и украинских городов «Чудовище» к нам запоздало на целых 9 месяцев.

Жан-Поль Бельмондо, Рэкуел Уэлч и итальянский комик Альдо Маччионе в смешном ресторанном эпизоде комедии "Чудовище" (1977, в СССР с 1980)

Жан-Поль Бельмондо, Рэкуел Уэлч и итальянский комик Альдо Маччионе в смешном ресторанном эпизоде комедии «Чудовище» (1977, в СССР с 1980)

Феерическая приключенческая комедия Клода Зиди с Бельмондо и американо-боливийской секс-бомбой Рэкуел Уэлч стартовало в Днепре в понедельник 9 марта 1981 года. На закрытый (для иностранцев) город-миллионник было выделено только две копии данного фильма. Обе копии попадают в большие широкоформатные кинотеатры – в центральный «Родина» (ул. Столярова, 1) и в находящийся неподалёку от главного оборонного ракетного завода страны ЮМЗ «Спутник» (ул. Титова, 18).

Центральный днепропетровский кинотеатр «Родина», принявший (наряду со «Спутником») первую волну зрительского десанта на фильм «Кто есть кто» в конце марта 1981 года

Судите сами: звеневшее в столичных и российских городах «Чудовище» к нам запоздало на целых 9 месяцев, стартовав в Днепре в понедельник 9 марта 1981 года. На закрытый (для иностранцев) город-миллионник было дано только две копии данного фильма Клода Зиди. Обе копии попадают в большие широкоформатные кинотеатры – в центральный «Родина» и в «Спутник», находящийся неподалёку от главного оборонного ракетного завода страны ЮМЗ. В виду полных аншлагов «Родина» столбит свою копию «Чудовища» на 3 недели вперёд, вплоть до 30 марта (запомните это число). «Спутнику» же такой привилегии не дают, ограничивая прокат забойной каскадёрской комедии с Бельмондо только двумя неделями. И оба больших зала прокатывают только «Чудовище», не желая брать в работу никакого «попутчика» (дабы тот не мешал выполнять и перевыполнять план).

Жан-Поль Бельмондо (каскадёр-неудачник Майк Гоше) и Рэкуэл Уэлч (его подруга Джейн Гарднер) в суперпопулярной в СССР комедии Клода Зиди «Чудовище»

В воскресенье 22 марта 1981 года «Спутник» отрабатывает «Чудовищем» последний день. Кстати, на его прощальных сеансах в качестве разогревающего киноролика показывается реклама отечественной историко-приключенческой картины «Эскадрон гусар летучих». Но очередная продукция Киностудии им. Горького о герое Отечественной войны 1812 года Денисе Давыдове, в скрытой режиссуре Станислава Ростоцкого (с его сыном Андреем Ростоцким и Николаем Ерёменко в главных ролях) выполняет для данного зала лишь функцию «картины-прослойки». И это становится очевидным. Поскольку в фойе «Спутника», как бы невзначай, уже привлекает толпы зрителей специально выставленная администрацией свежая афиша очередного нового французского кинокриминала (следующего по плану сразу за «Эскадроном») под названием… «Кто есть кто». К надписям прилагался и эффектный двухметровый рисунок одетого в чёрный смокинг и в странную кожаную автошапочку револьверного супермена. Смотрелось всё это не столько оригинально, сколько завлекающе. Ибо фигура до боли знакомого мужчины, элегантно обмотанного вокруг шеи длинным белым шарфом, важно сжимала правой рукой своего огнестрельного «приятеля», придавая афише элемент заморской рекламной провокационности.

Популяризаторские фото к фильму «Кто есть кто» в советской кинопрессе из сборника критика А.Брагинского «Актёры французского кино» (изданного в 1986 году «Всесоюзным бюро пропаганды киноискусства»)

«Снова Франция! И снова Жан-Поль Бельмондо!» — так и слышались удивлённые возгласы воскресных киноотдыхающих. Два новых суперхита в один месяц (!), одного (французского) производства, с одним и тем же популярным кассовым западным актёром? — Это и впрямь казалось чем-то из ряда вон выходящим.

Крупный днепропетровский кинотеатр «Спутник», прокатывавший «Кто есть кто» с 30 марта 1981 года

Так, недельку передохнув на спокойном (мало ажиотажном) родном фильме, днепропетровский «Спутник» с 30 марта 1981 года снова попадает в осаду любителей французского кино. И, конечно же, поклонников Жана-Поля Бельмондо, армия которых день ото дня стала вырастать в масштабах Союза как на дрожжах.

В более же престижной «Родине» картина выглядела ещё невероятнее (по которой может «вздохнуть» даже Книга рекордов Гиннеса). Ибо там «Чудовище» попросту плавно передавало прокатную эстафету «Кто есть кто», не дав ни администрации, ни кассирам, ни контролёрам сего культурного учреждения толком перевести дух от «овральных» бельмондовских очередей.

Любопытное совпадение: «Кто есть кто» был запущен в Днепропетровске в день покушения на 40-го президента США Р.Рейгана (террорист-одиночка Джон Хинкли был схвачен охраной на месте).

40-й Президент США Рональд Рейган за несколько секунд до выстрелов маньяка-одиночки

40-й Президент США Рональд Рейган за несколько секунд до выстрелов по нему маньяка-одиночки Джона Хинкли 30 марта 1981 года

Из-за данного полускорбного события в этот же день в Лос-Анжелесе была отложена очередная Оскаровская церемония.

Покушение на Рейгана 30 марта 1981 года (понедельник): стрелявший Джон Хинкли обезврежен

Покушение на Рейгана 30 марта 1981 года (понедельник): стрелявший Джон Хинкли обезврежен

Когда же станет известно, что жизнь Рейгана вне опасности пышное действо проведут день спустя, т.е. во вторник 31 марта. Главного приза на сем кинобомонде удостоится семейная драма Роберта Редфорда «Обыкновенные люди». «Оскар» за центральную мужскую роль в ту ночь повторно «отхватит» Роберт де Ниро (к слову, он обойдёт Питера О`Тула – Илая Кросса в «Трюкаче») за своего больного на голову боксёра-скандалиста Джейка Ла Мотту из злачной истории «Бешеный бык» Мартина Скорсезе. Но самой большой неожиданностью – именно для советской киносистемы — станет в эти дни известие о том, что на данном 44-м по счёту Оскаровском параде позолоченного парня удостоится наш советский фильм «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова, как «лучший фильм на иностранном языке 1980 года».

Оскаровский триумф нашего фильма "Москва слезам не верит" в дни начала проката "Кто есть кто" в городе на Днепре

Оскаровский триумф нашего фильма «Москва слезам не верит» в дни начала проката «Кто есть кто» в городе на Днепре

Естественно, ничего этого об «Оскаре-1981» (кроме регулярных теле-радио-сводок о неудавшемся покушении на Рейгана) мы, советские любители кино, 30 марта ещё не знали. Да и не хотели знать, по большому счёту.

Отгуливая предпоследний день весенних школьных каникул (4-я четверть начиналась с 1 апреля) мы желали только одного – достать в «Спутнике» билеты на «Кто есть кто». Но это было безполезно. Две уличные кассы были запружены народом в три слоя. От них серпантином змеились две длинные очереди. Обилие таких же, как и мы желающих, озабоченных отсутствием билетов на ближайшие два-три сеанса сводили «на нет» все наши надежды улицезреть очередной запретный киноплод по-французски.

Импозантный Бебель рекламирует своего сомнительного героя на съёмочной площадке фильма «Полицейский или подонок»

Что «Чудовище», что «Кто есть кто» шли в СССР под жёстким ограничительным цензом «Кроме детей до 16 лет». И лишь тогда, когда через стеклянную дверь мы увидели директора «Спутника» (престарелого мужчину лет 60-ти), лично стоявшего у входа рядом с контролёршей и не пускавшего на фильм детей даже в сопровождении родителей, мы окончательно осознали безпросветность своих порывов. Решено было пойти в другой (второразрядный) кинотеатр с похожим внеземным названием «Космос» (проспект Гагарина) на третий просмотр румынского боевика о комиссаре Микловане «Реванш».

кто есть кто советская пресса

Популяризация «Кто есть кто» в советской кинопрессе от Всесоюзного бюро пропаганды киноискусства

Лишь 5 с лишним месяцев спустя, в субботу 12 сентября того же 1981 года, я посмотрел «Кто есть кто» в полузлачном ДК клуба «Днепроэнерго» в накуренном зале, среди местных малолетних «урок» на сеансе в 19.00. Причём, вышел я оттуда так и не поняв «пошёл ли мне этот фильм или нет?».

Подытоживая свои детские воспоминания скажу, что со временем, от многократных повторных демонстраций «Кто есть кто» в городских кинотеатрах и в тех же Домах Культуры, лента Лотнера — не будучи особо любимой — всё же навяжет мне своё нехорошее влияние, став таким же «фильмом-привычкой», как «Частный детектив», «Чудовище» и «Игра в четыре руки» (то есть 3-й новый фильм с Бельмондо, вышедший в Днепропетровске в ноябре того же 1981 года и породивший ту же кинозрительскую атмосферу что и «Кто есть кто» с «Чудовищем»). Это была как необратимая цепная реакция.

Дефицит западного полицейского фильма в СССР порождал жажду очередных нездоровых влечений к уже неоднократно испробованному кинотовару. И автор сего текста был далеко не оригинален. Ибо таких «бельмондистов» как я наплодилось по Советскому Союзу к тому времени уже тьма-тьмущая, напоминая нашествие саранчи. В отличие от непроницаемого красавца Алена Делона, который нравился, в основном, представительницам прекрасного пола, более улыбчивый и бесшабашно обаятельный Бельмондо привлекал тогда почти все категории зрителей – мужчин и женщин, (особенно) подростков и детей, людей старшего поколения и даже интеллектуалов, вспоминавших его лицедейское флагманство во французской «новой волне». Иначе чем объяснить те официальные 38 миллионов 500 тысяч зрителей ленты «Кто есть кто», собранных ею на территории 1/6 части Земного шара только за первый сезон проката? Не считая выручки от последующих его платных показов в рамках 5-летнего контракта с французской стороной. Сколько людей он привлёк после первого года демонстрации в СССР – сейчас этого никто не скажет. Поскольку чёткой коммерческой статистики к дальнейшему дрейфу фильмов по кинозалам Страны Советов наши прокатчики, увы, не вели.

Шорох в баре под дулом пистолета ("Назови мне их фамилии!")

 «Назови мне их фамилии!» — допрос бармена под дулом пистолета от экранного Бебеля

Даже в опубликованной цифре (38 миллионов 900 тысяч) присутствует основание для серьёзных сомнений. Так как в Советском Союзе существовала – из патриотичных соображений — практика неофициальных опусканий рейтингов популярной иностранной кинопродукции. По моему мнению, «Кто есть кто» собрал миллионов на 8-10 больше заявленного отчёта. Но с высоты сегодняшней этической оценки былой ситуации, это уже свидетельствует скорее не об умилительных кинопрокатных рекордах, а об уровне нанесения серьёзного морального ущерба данным французским киношлягером нашим людям. Постараемся обосновать свои выводы ниже.


 

«ГЕРОЙ» И ЕГО ПОСТУПКИ

 Дымящий сигаретой в здании аэропорта Ниццы герой Бельмондо выслеживает наркокурьера


Дымящий сигаретой (в здании аэропорта Ниццы) герой Бельмондо выслеживает наркокурьера

По большому подробному счёту, исконное название фильма «Flic ou voyou», имеет массу синонимов — «Полицейский или гангстер», «Полицейский или бандит», «Полицейский или хулиган». Если учесть, что слово «flic» применялось тогда французами в жаргонном эквиваленте и означало «шпик» (по-русски «мент», если хотите), то тогда оно может звучать, как «Шпик или хулиган».

Самым же неблагозвучным (но «наиболее современным») вариантом, пожалуй, будет «Шпик или отморозок», так как второе – тоже слэнговое — слово названия «voyou» употребляется французами в значении «пройдоха», «отвязный тип» или «хулиганствующий нахал». Мы же предпочтём версию переводчика телеканала НТВ от второй половины 90-х — «Полицейский или подонок». Однако какую вариацию заглавного титра не используй, каждая из них чётко подходит к гнусной сути центрального действующего лица.

Комиссар Боровиц (в личине гангстера Черутти) заискивает с проститутками в баре (вырезанный в советском прокате фрагмент фильма "Кто есть кто")

Комиссар Стан Боровиц (в личине гангстера Черутти) заискивает перед проститутками в баре мотеля «Принтанья». Вырезанный в советском прокате фрагмент фильма «Кто есть кто»)

Как уже было сказано выше, гангстер Антонио Черутти, отсидев полтора года в Канаде за какое-то ограбление, приезжает в Ниццу, дабы разобраться в причинах убиения его «панельной» черноволосой сестрёнки Риты. Заехав к вдове застреленного вместе с Ритой комиссара Бертрана, он наказывает привратнику доложить хозяйке о его визите, а получив дежурно-незатейливый отказ, с размаху бьёт тщедушного усатого парнишку по лицу.

Черутти прибывает ко вдове убитого комиссара Бертрана. Но зачем бить её тщедушного прислужника?

Бельмондо-Черутти прибывает ко вдове убитого комиссара Бертрана. Но зачем бить её тщедушного прислужника?

Парень он весьма «смышлёный»: в дом комиссарской вдовы приблатнённый тип врывается не как-нибудь, а на своём напористом, полугоночном авто, сокрушив стеклянные двери особняка бампером сего крутого белого кабриолета. Ведёт Черутти себя как вымогатель «со стилем». Стремясь выжать у «соратников по несчастью» максимум монет, этот прохиндей, дымя сигарой, заявляет опешившей хозяйке: «Не смущайтесь, мадам, мы теперь вроде, как одна семья!».

Избив в баре до полусмерти сутенёра покойной Риты по имени Марио (Венантино Венантини), сей увалень, учиняет допрос и владельцу заведения, предварительно плеснув тому в лицо бокал пива. «Оно тёплое!» — бравируя своим фирменным «Магнумом» заявляет хамовитый клиент. Утираясь от вопиющего жеста нездорового посетителя, приставившего вдобавок к его подбородку ещё и дуло пистолета, бедолага Лангуа, поминутно выкладывает Черутти всё о событиях «убийственной» ночи. Но это, так сказать, только прелюдия к основным событиям, в эпицентре которых, будет кружиться белозубый рубаха-парень в исполнении Бельмондо.

Любование грубой силой : продолжение. избиение сутенёра Марио (Венантино Венантини)

Любование грубой силой : продолжение. Избиение в баре сутенёра Марио (Венантино Венантини)

Избив в баре до полусмерти сутенёра покойной Риты по имени Марио (Венантино Венантини), сей увалень, учиняет, по ходу, допрос и владельцу заведения, предварительно плеснув тому в лицо бокал пива. «Оно тёплое!» — бравируя своим фирменным «Магнумом» заявляет хамовитый клиент.

Тёплое пиво в лицо собеседнику! Нахал Черутти -Боровиц и владелец мотеля «Принтанья» Лангуа (Мишель Бон)

Заставив догола раздеться главу игорного бизнеса Ниццы Мюзара, он отвозит его на центральную площадь вечернего города. И оставляет там в телефонной будке на потеху скучающим влюблённым парочкам. В неглиже, разумеется. (Непонятно: зачем в этих скандальных кадрах согласился сняться популярный актёр Жорж Жере, через год участвовавший в советско-французском фильме А.Алова и В.Наумова «Тегеран-43»?).

Нагишом в телефонной будке на центральной площади Ниццы! — Очередная выходка героя Бебеля. Жорж Жере в роли Мюзара

Потом Черутти взрывает офис Мюзара (причём, дважды), сеет пожарную панику в его казино «Тиволи», насмешливо подвергая смертельной опасности добрую сотню респектабельных посетителей азартного дома. Далее следует ещё один мощный взрыв – на этот раз новенького 600-го «мерседеса», украденного у несчастного мафиозо «из телефонной будки».

По дороге, облачённый в бондовский смокинг, гангстер знакомится с великосветской писательницей Эдмондой (Мари Лафорэ). Сменив растерявшейся от автополомки мадам колесо в её роскошном «роллс-ройсе» он, как альфонсирующий светский лев напрашивается к ней «на шампанское». А затем и попросту в постельные сожители. — Проводя со скучающей романисткой ночи напролёт на её же закрытой субтропической вилле.

Черутти-Боровиц и Эдмонда Пюже-Ростан (Мари Лафорэ): завтрак у бассейна после бурной ночи у светской писательницы

Ещё один любопытный штрих. К Эдмонде приезжает её высокопоставленный пожилой друг — то ли министр, то ли член Консультативного совета, то ли финансист какого-то фонда. Короче говоря, влиятельный в этих краях этакий масонистый богатей. Казалось бы, ситуация требует объяснений между политиком-рогоносцем и его соперником. Но обманутый ухажёр ничуть не смущён появлением на его месте обаятельного проходимца, ведя со своей приятельницей и её очередным любовником приторную светскую беседу за великосветским ужином. Даже закрадывается впечатление: а не принадлежит ли сей вельможа к мужеложской ориентации? Авторы будто специально искушают моральные установки среднестатистического зрителя запредельностью выходок экранного Бельмондо, чьё обаяние выполняет роль «овечьей шкуры», которая прикрывает звериное нутро персонажа.

«Папа!» — примерно к середине фильма вдруг раздаётся тонкий визг 14-летней дочурки героя Шарлотты, сбежавшей из дорогой английской школы-интерната обратно во Францию и нашедшей на Лазурном берегу своего отрывающегося «по полной» папашу. Сам папаша не очень-то доволен появлению наследницы, путающейся под ногами и мешающей его отмороженным эскападам. И под давлением обстоятельств, лихо совмещающий «службу и развлечения» родитель вынужден раскрыть своё инкогнито окружающим. Он – вовсе не рецидивист Антонио Черутти, а… дивизионный комиссар парижской полиции Станислас Боровиц, проводящий на Ривьере своё жёсткое административное расследование.

Неожиданное появление дочери Шарлотты (Жюли Жизекель)

Итак, маска сброшена. Перед нами, оказывается, вовсе не матёрый маргинал, а крупный МВД-шный чин из «Отдела по надзору за полицией», борющийся с продажными коллегами на курортном юге Франции. Об этом становится известно не только нам, зрителям, но и всем персонажам данного киноповествования – полицейским, любовнице героя и местному преступному миру. Что же меняется в его поведении теперь? Ровным счётом ничего. Законы писаны отнюдь не для симпатяги Боровица, который забавляется, по его же словам, «по половине времени в каждом лагере, попеременно играя то в гангстеров то в полицию». Семейные обязанности Стан понимает по-своему, поселяя Шарлотту рядом со своей интеллектуальной секс-партнёршей (и бегая между постелью манерной аристократки Эдмонды и голубой комнатой доченьки). Попутно он кадрит стюардесс и массажисток, обещая каждой новой девице после ужина в отдельном кабинете показать «полуночное солнце и прочие чудеса света».

Не забывает бравый служака и свою основную работу. С наручниками на запястьях лже-Черутти появляется в кабинете начальника полиции Ниццы комиссара Гремо (запоминающийся Мишель Галабрю), любящего уплетать круассаны с кофе в уличном кафе, а ещё больше – своё насиженное кресло; и склоняет его на антиправовые действия. Этому упитанному чинуше, по большому счёту, рисковать не хочется. Но слопав очередную шоколадную конфету он, пораскинув мозгами, решает не ссориться с парижским Центром и прикрывает Боровица во время его дальнейших бесчинств в Ницце.

Мишель Галабрю в роли комиссара-чиновника Гремо

Мишель Галабрю в роли комиссара-чиновника Гремо

На следственном эксперименте (пока ещё в роли Черутти), заручившись поддержкой Гремо и местного прокурора (Марк Лямоль) Боровиц дерзко бежит из-под стражи. В то время как безтолковые полицейские предупредительно стреляют в воздух, прыткий Станислас, как угорелый а la Тарзан «рассекает» на тросе подвесной дороги. Приземляется в карьерной балке.

Побег Черутти от полиции на подвесной дороге

На бензобаке самосвала добирается до города. Распихивает автоучеников во время практического экзамена и прыгает в малолитражный оранжевый фиат вместе инструктором-экзаменатором внутри. Угрожая жизни горожан и встречных автомобилистов он безцеремонно проносится по центральным улицам, паркам и площадям осеннего курорта. До полуночи отлёживается на вилле любовницы.

После подвески на бензобак — ещё одно средство для подставного бегства нечестивого «флика» от своих коллег

Во время ночного променада по злачным местам повторно врывается в бар «Принтанья» (эти сцены отсутствовали в советской версии фильма), выпроваживает оттуда шлюх, выливает по полу две канистры бензина и, куража ради, рейдерски сжигает сомнительное заведение. В аэропорту перехватывает у подставного «дяди Мишеля» плюшевого зайчика с героином, заставляя наркокурьера собственноручно высыпать белый порошок в унитаз.

Черутти (Бельмондо) и автоинструктор (Филипп Кастелли) перед съёмкой сцены автопогони на улицах Ниццы

Приехав с любовницей и дочкой к кинотеатру и унюхав за собой слежку со стороны продажного инспектора Рея (убившего, кстати, в начале ленты того самого комиссара Бертрана), Стан, отправив женщин на сеанс, сам заманивает негодяя в финскую сауну, где сорвав краник подачи тепла живьём варит его в парилковой термокабине. А «сделав дело», Боровиц, как ни в чём не бывало, возвращается в кинотеатр (где на экране идёт другой столь же циничный фильм того же постановщика, уже упомянутый нами «Никаких проблем!») и с чувством «выполненного долга» продолжает культпоход в обществе своих дам.

Но с трупом Рея надо что-то делать! И прострелив мертвецу лоб (опять Лотнер прибегает к этому циничному приёму) Боровиц подбрасывает его на лифте в офис другого местного мафиозо — Ахилла, которому убитый Рей (вместе со своим напарником Массаром) до этого продался.

Подброшенный Боровицем в офис Ахилла (Клод Броссе) труп инспектора Рея (Тони Кендалл)

Подброшенный Боровицем в офис Ахилла (Клод Броссе) труп инспектора-преступника  Рея (Тони Кендалл)

Итак, можно подвести предварительные итоги: корсиканец Ахилл за решёткой, кровожадный Рей убит, марселец Мюзар обесчещен, пытавшийся убить его на базаре киллер Ками (подосланный Ахиллом) тоже пал замертво, жена в Париже, дочь и постельная партнёрша рядом… Что ещё нужно амбициозному дивизионному комиссару, чтобы встретить финальные фанфары?


«КТО ЕСТЬ КТО» В СССР: АЛЬТЕРНАТИВНОЕ МНЕНИЕ

Стоит признать, что советская критика по поводу «Кто есть кто» сказала, в своё время, достаточно веское слово. Как на страницах «Советского экрана», так и в культурных колонках центральных и региональных газет. Недоумевали и некоторые зрители. В их понимании не укладывалось: как вообще могло статься, что столь вульгарный фильм с таким наглым героем мог пробраться внутрь нашей страны? Кто дал зелёный свет его широкому прокату в обществе, где изначально ценилась порядочность, человеческая взаимовыручка и скромные нравы?

Редкий случай — экранный Бельмондо доигрался, получив удар пистолетом по шее от инспектора Рея (Тони Кендалл). Справа — его подельник, инспектор Массар (Жан-Франсуа Бальмер).

Помнится, как во время третьего просмотра картины в городском кинотеатре «Космос» в 1982 году моё подростковое внимание поневоле привлекла сидевшая рядом интеллигентного вида женщина преклонных лет. Как было видно, она просто не ведала, на какую западную киновакханалию попала из-за своего внучка лет 10-ти, смехотворно изгалявшегося над экранными событиями по её правую руку. Когда Бельмондо-Черутти безцеремонно избивал Венантини-Марио в баре «Принтанья» с финальным использованием газировочного сифона, упоённый фильмом внук вдруг заржал на весь кинотеатр. Не выдержав такого оболванивания своего несмышлёныша, смущённая бабушка посреди сеанса неожиданно устроила восторженному мальчугану нагоняй. «А ну-ка перестань! Что здесь смешного?» — строго сказала она, не переставая одёргивать его и дальше.

Столь же категорична была (ещё одно воспоминание из «личного архива») и наша школьная учительница пения Татьяна Борисовна, которая на одном из своих уроков неожиданно стала клеймить гнилого Боровица за его предательство инспектора Массара (Жан-Франсуа Бальмер). Тоже нечестивца, но нечестивца, между прочим, вырвавшего дочь экранного Бебеля ни много ни мало из лап похитивших её бандитов.

Трюк Бельмондо-Боровица на подвесной дороге

Столь же категорична была (ещё одно воспоминание из «личного архива») и наша школьная учительница пения Татьяна Борисовна, которая на одном из своих уроков неожиданно стала клеймить гнилого Боровица за его предательство инспектора Массара (Жан-Франсуа Бальмер). Тоже нечестивца, но нечестивца, вырвавшего дочь героя из лап бандитов.

Ведущий тройную игру инспектор Массар (Жан-Франсуа Бальмер)

Ведущий тройную игру инспектор Массар (Жан-Франсуа Бальмер)

Периодически нравственные мысли пробивали и мою одурманенную «бельмондизмом» голову, особенно когда наш «герой», пытаясь спасти свою (похищаемую гангстерами) Шарлотту, очертя голову, сносит собой пару прохожих. Само собой, без извинений перед последними. Нахмурив брови от досады, он даже не повёл взглядом в сторону того уличного прохожего, которого секунду назад чуть не сделал калекой.

Апофеозом цинизма Боровица становится тот вероломный поступок, о котором мы упомянули двумя абзацами выше. Правда, советские редакторы вырезали сцену, где убоявшийся идущего напролом Боровица, ведущий тройную игру Массар подстрекает своего недавнего противника Мюзара выкрасть дочь опасного парижанина, дабы тот «попридержал лошадей» (1 час 18 мин. от начала оригинальной версии).

Вообще отметим, что Массар – та ещё прогнившая овца (откровенно говоря, в ленте мы не найдём ни одного стопроцентно положительного персонажа; все они попахивают разной степенью безнравственности, продажности или похотливого эгоизма). После уже осуществлённого похищения Шарлотты он самолично идёт к Станисласу, предлагая ему вызволение дочери в обмен на «снятие его с прицела», что наш (себе на уме) Боровиц и обещает скользкому инспектору. Поверивший ему Массар пробирается в логово Мюзара, перестреливает там остатки банды с самим главарём и самодовольно возвращает Шарлотту своему «партнёру по сделке». Боровиц, получив дочь, вздыхает с облегчением и, отпустив Массара восвояси, прямо «неотходя от кассы» тут же устраивает ему по рации засаду, в результате чего растреленная на полицейском кордоне машина наивного двурушника, взрываясь вместе с ним и арестованным Ахиллом, падает с виадука на рельсы. А потом её, словно асфальтовым катком, жестоко сминает проходящий по «железке» ночной локомотив.

Финал фильма: Стан Боровиц и его дочурка Шарлотта уезжают из Ниццы

А в финальных кадрах, попрощавшись с любовницей и возвращаясь домой в обнимку с дочуркой, Боровиц под проливным дождём начнёт ей внушать, что при встрече в Париже с их закадровой мамочкой, вовсе необязательно говорить о его романе с Эдмондой. «Скажи, что мы жили в отеле. Или гостили у дяди Казо. Или снимали виллу. Да, это самое лучшее! – Мы снимали виллу, завтракали на открытой терассе, ты зубрила английский, мы говорили о маме. И при этом я по ней очень грустил» — без зазрения совести заливает дьявольски хитрющий супермен. На что принявшая его правила игры Шарлотта столь же двусмысленно отвечает: «Какой же ты фальшивый, папа! А нельзя ли просто промолчать?».

На съёмках финальной "влажной" сцены отъезда Боровица из Ниццы. Слева направо - Жан-Поль Бельмондо, Жюли Жизекель (в роли Шарлотты), режиссёр Лотнер и Мари Лафорэ

На съёмках финальной «влажной» сцены отъезда Боровица из Ниццы. Слева направо — Жан-Поль Бельмондо, Жюли Жизекель (в роли Шарлотты), режиссёр Лотнер и Мари Лафорэ

Как бы там ни было – все враги повержены, задание «центра» выполнено, любимая дочь возвращена, впереди дорога в Париж. Боровицу всё сошло с рук! Можно запускать конечные титры (под оригинальную музыку Филиппа Сарда).

Невольно напрашивается вывод, что данный фильм Бельмондо и Лотнера был заранее задуман, как некий издевательский тест. Как развлекательное предприятие с далеко идущими целями: мол, проглотят ли зрители цинизм главного героя (проголосовав за него «своими кровными») или начнут возмущаться? Учитывая солидную кассу картины по всей Евразии, закулисная цель проекта, увы, была создателями достигнута.


БЫЛЫЕ СТАНДАРТЫ, ДУБЛЯЖ И ФИНАЛЬНЫЙ ВЫВОД

Мишель Одиар, Бельмондо и Жорж Лотнер приливают успех своего творения шампанским

Автор диалогов фильма Мишель Одиар, Бельмондо и Жорж Лотнер приливают успех своего творения шампанским в Каннах 17 сентября 1979 года

Проблема заключается в том, что до «Полицейского или подонка» французский криминальный фильм, несмотря на всю романтизацию уголовного мира имел одно незыблемое правило: преступление главного героя непременно должно быть наказано. Или, по крайней мере, оно не имело морального права приносить ему сомнительные дивиденды. На протяжении не одного десятка лет это было стабильным каноном, как «хэппи энд» — для классического американского вестерна. Вспомним, «На ярком солнце» (1959) Рене Клемана, «Стукач» (1962) Жана-Пьера Мельвиля (с тем же молодым Бельмондо, который в конце получал свою пулю), «Мелодия из подвала» (1962) и «Клан сицилийцев» Анри Вернея, «Солнце бандитов» (1967) и «Переполох в Панаме» (1968) Ле Шануа, «Второе дыхание» (1966), «Самурай» (1967) или «Красный круг» (1970) того же Мельвиля. Список этот можно существенно расширить. Но непреложным фактом во всех них был один существенный нюанс. Кто бы ни играл центральное действующее лицо – Габен, Вентура, Эдди Константен, Роберт Стэк, Бельмондо или Делон – и какие бы ловкие воровские операции не задумывали эти «авторитеты», всё равно какая-нибудь финальная «случайность» не давала героям возможности воспользоваться плодами своих неправедных действий.

Французский Джеймс Бонд с убойным "Магнумом" от "грязного Гарри"

Французский Джеймс Бонд с убойным «Магнумом» в духе американского  «грязного Гарри»

С выходом на экраны «Полицейского или подонка» остросюжетное кино Франции стало отказываться и даже рвать в клочья эту, «отжившую свой век», традицию. Об этом почему-то не говорилось открыто, но режиссёр Лотнер (разобранные нами выше «Жил-был полицейский», «Пускай… это вальс», «Никаких проблем!») искони разрушал своим творчеством остатки патриархального отношения к преступлению во французском криминальном кино, превращая убийства в насмешливый фарс. Не исключаю и того, что он в тихую подражал итальянцу Серджио Леоне, загрязнившего жанр американского вестерна, всегда отличавшегося справедливым отношением к чёрным делам. Смешав в своём Черутти-Боровице сюжетные схемы американского «грязного Гарри» и английского Джеймса Бонда — при помощи необычно аранжированной музыки Филиппа Сарда — постановщик Лотнер, актёр-продюсер Бельмондо, сценарист Жан Эрман и талантливый автор диалогов Мишель Одиар изящно втаптывают в грязь само понятие классической добропорядочности.

Некогда широко разрекламированный кинопрессой кадр из "Кто есть кто", где Стан Боровиц-Бельмондо убивает на рынке Ниццы стрелявшего в него наёмного убийцу Ками (Мишель Пейрелон)

Некогда широко разрекламированный кинопрессой кадр из «Кто есть кто». Стан Боровиц-Бельмондо убивает на рынке Ниццы стрелявшего в него наёмного убийцу Ками (Мишель Пейрелон)

С точки зрения кинопроизводства, проект «Кто есть кто» — из-за фактора Бельмондо — имел большую смету. Ему её «сообразил» французский киногигант «Гомон энтернасьональ», пожелавший разделить монополию сверхпопулярного тогда Бебеля на будущие прокатные отчисления. Сама же звезда, судя по критике тех лет, вложила в фильм лишь своё громкое имя, которое с продюсерской стороны было представлено на афишах названием личной кинокомпании актёра «Серито фильм». Бельмондо вообще наловчился в те годы субсидировать свои фильмы, не залезая к себе в карман. Чем, в глазах кинообозревателей, отличался в не лучшую сторону от своего более высокомерного, но и более рискового конкурента Делона. Обжёгшись в 1974 году на манерном и занудном «Стависком» Алена Рене, Жан-Поль непреклонно предпочитал верняковые сюжеты, не желая экспериментировать со своим звёздным имиджем и остерегаясь заумных предложений. Со своими подельщиками – старшим братом Аленом Бельмондо, со-продюсерами Рене Шато и Аленом Пуаре — он сделал открытую ставку на «массовую пищеварительность» своего кино. И придерживался этой схемы вплоть до провала в 1986 году своего последнего суперменского «Одиночки».

Режиссёр Жорж Лотнер (лежит) и автор диалогов Мишель Одиар на съёмках в конце 70-х годов

Режиссёр Жорж Лотнер (лежит) и сценарист Мишель Одиар на совместных съёмках в конце 70-х годов

С позиций эстетики кино «Кто есть кто» не блещет чем-то виртуозным. Как и всё у мобильного Лотнера, эту ленту характеризует типичный набор ремесленных штампов. Фильм хоть и выдаёт временами сочноватую картинку, но его сложно назвать работой усидчивого профессионала. Он лишён чёткого ритмического лоска менее успешного по сборам, умышленно мрачного по палитре, но выразительного по монтажу «Частного детектива» (1976) Филиппа Лабро, где крутой герой Бебеля к финалу, кстати, обнаруживал в себе хоть какую-то способность к состраданию. И как бы ни пытался оригинальничать с помощью начального полиэкрана режиссёр, как бы не был изначально эффектен крайне спортивный 46-летний Бельмондо, как бы ни старались постановщики трюков Карльез и Жюльен, — все операторские ракурсы, освещение, построение мизансцен были направлены у них на то, чтобы наиболее выигрышнее показать дорогие интерьеры, декорации, вечерние платья, пейзажи Ниццы, мускулатуру и каскады псевдогероя. Не больше.

Безусловно, есть в ленте и свои, чисто технические плюсы. Приковывают к себе внимание те же «искристые» оркестровые пассажи оригинальной музыкальной дорожки, где классические скрипки органично переплетаются с напористым джазовым саксофоном. Вдохновенная работа 30-летнего кинокомпозитора Филиппа Сарда спустя годы воспринимается, как своеобразный музыкальный слоган фильма.

Один из ведущих кинокомпозиторов французского кино 1970-х Филипп Сард, автор темы к фильму "Кто есть кто"

Один из ведущих кинокомпозиторов французского кино 1970-х Филипп Сард, автор темы к фильму «Кто есть кто»

Особенно прекрасен был советский дубляж «Кто есть кто» в режиссуре нашего старого знакомого Евгения Алексеева (смотрите наш отзыв о «легендарном золоте эпохального Маккенны»), укоротившего оригинал картины по цензурным соображениям на 20 с лишним минут. Остаётся лишь сожалеть, что так и не был оценён по достоинству блестящий Александр Белявский, отработавший Бельмондо не хуже (если не лучше) эталонного Н.Караченцова в «Чудовище».

Один из "великих" отечественного дубляжа советского периода - трагический погибший Александр Белявский (1932-2012) со звонким изяществом сдублировал Бельмондо-Боровица, ничем не уступая Н.Караченцову в "Чудовище"

Один из «великих» отечественного дубляжа советского периода! Трагический погибший Александр Белявский (1932-2012). Его звонкий голос с искрометным изяществом дублировал Бельмондо-Боровица в «Кто есть кто», ничем не уступая Н.Караченцову в «Чудовище».

Их неумышленное соперничество в русскоязычном дубляжном «бельмондизме» в начале 80-х так и хочется назвать «битвой титанов». Как всегда элегантна была Антонина Кончакова (русский «советский» голос Вии Артмане) в образе героини Мари Лафорэ. Вздорная Алёна Чухрай (в роли Шарлотты – Жюли Жезекель), увестисто мрачный Николай Граббе (Шарль Жерар), честолюбиво громогласный «бюрократ» Владимир Балашов (Мишель Галабрю), а также Сергей Курилов (Жорж Жере – Мюзар), Феликс Яворский (Клод Броссе – Ахилл) – все эти профессионалы невидимого фронта отыграли предложенные им роли как по нотам.

Цель и  сиюминутные похоти — оправдывают любые средства. Увы, Жан-Поль Бельмондо часто отстаивал эту поведенческую формулу на экране под личиной своего фирменного белозубого обаяния

Но… нездоровая пошлая интонация, секс, насилие, жестокость и общая подрывная природа сего «продукта» заставляет серьёзно сожалеть о том, что вышеназванные мастера вложили свой недюжинный голосовой талант в безчеловечный образчик западной киномакулатуры. — На котором потом повырастали «не в ту степь» многие миллионы отечественных мальчишек и девчонок, по нескольку раз принимавших в себя (с их-то подачи!) данную отраву, завернутую в красочную целлулоидную упаковку с белозубым Бельмондо на этикетке.

Борис Швец (специально для сайта «Легендарное кино: нравственная оценка фильмов», новые дополнения по тексту и фото — 18 января 2016 г.)

Перепечатывание материала с обязательной ссылкой на сайт.

Перепечатывание и копирование материала для всех видов коммерческой деятельности без разрешения автора ЗАПРЕЩЕНЫ!

 


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 5

  1. Игорь:

    Припоминаю после прочтения статьи свои подростковые ощущения — здоровые, как я теперь понимаю: всегда во-первых, становилось мерзко, когда он своих оппонентов по фильму безцеремонно, залихватски пинал в пах,…во-вторых, как цинично он относился к своим избранницам по сюжету…
    Не наш мужик, одно слово…французик…

  2. Борис Швец:

    Благодарен Игорю за созвучное мнение, но оно, думается, больше относится к другому «шедевру» Бельмондо и Лотнера «Игра в четыре руки» (там он бил оппонентов ногой в пах). Что же касается разбираемого поляра, то во время первого просмотра фильма в советских кинотеатрах у многих отечественных зрителей ощущалась серьёзная эмоциональная «вилка» между эффектной картинкой, залихватским внешним обаянием Бельмондо и вызывающими, подлыми поступками его героя. Например, я пытался найти оправдание многим его выходкам после выхода из кинозала. Но их просто не нашлось, в принципе. Подонок — он и есть подонок. И намеренно делая из него «героя без страха и упрёка» кто-то намеренно ставил перед собой цель перекрутить (с помощью Бельмондо) наше сознание набекрень.

  3. НикНик90:

    Какой бредовый ужас. Что вы курите?

  4. Skaramanga:

    Приставка «без» пишется как «бес» в случаях, если после неё следует корень, начинающийся на ГЛУХУЮ согласную. Таким образом, слово «бесцеремонный» НИКОГДА не пишется через «з». И все остальные слова с этой приставкой, к сведению уважаемого автора.

    В остальном согласен. Безнравственное подленькое кино.

  5. Борис Швец:

    Уважаемый Skaramanga! Спасибо за Ваш комментарий, но приставка «без» используется мною с православным подтекстом (в силу того, что считаю это правило cоветских времён отголоском богоборчества). Данный стандарт выдуман не автором, а верующими грандами правописания времён дореволюционной России. Однако искренне признателен Вам за внимание.

Оставить комментарий