«Рэмбо» и «Рокки» 70 лет (юбилей престарелой кинолегенды)


— Блог Бориса Швеца —

«РЭМБО» И «РОККИ» — 70 ЛЕТ.

(НАШ ВЗГЛЯД

НА КАРЬЕРУ СИЛЬВЕСТРА

СТАЛЛОНЕ)

Сильвестр Сталлоне на съёмках антисоветского блокбастера блокбастера "Рокки- IV" (1985 год)

Сильвестр Сталлоне на съёмках антисоветского боксёрского блокбастера «Рокки- IV» (1985 год)

6 июля 2016 года суперменская легенда Голливуда Сильвестр Сталлоне разменял 8-й десяток. Вспоминая его ураганные и полные физического насилия «фильмы действия» испытываешь с одной стороны — ностальгию (по былой эпохе), с другой — некоторое отстранение. Ведь многие его картины, такие как «Рэмбо: Первая кровь, часть 2», «Рокки-4», «Рэмбо-3» или недавняя зубодробительная трилогия «Неудержимые» являются апологией американского национального чванства, замешанного на  ура-патриотической грубой силе по отношению ко всем, кто не принимает «американского образа жизни». Играя рельефными мускулами экранный Сталлоне (возможно, сам того не осознавая), по негласной указке Белого дома, нахраписто пропагандировал хвалёный звёздно-полосатый флаг США в разных уголках Земного шара и штабелями убивал (или избивал)  русских («Рэмбо-2, «Рэмбо-3», «Рокки-4»), вьетнамцев («Рэмбо-2»), немцев («Ночные ястребы»), испанцев («Наёмные убийцы»), бирманцев («Рэмбо-4»), латиноамериканцев («Неудержимые») и… своих соотечественников, не соответствовавших критериям благонадёжности («Скалолаз», «Специалист» и т.д.).

Ярость культового героя-супермена. Сильвестр Сталлоне в "афганском" (антирусском) супербоевике "Рэмбо-3" (1988 год)

Ярость культового героя-супермена. Сильвестр Сталлоне в «афганском» (антирусском) супербоевике «Рэмбо-3» (1988 год)

Автор не будет скрывать, что данная персона американского кино ему всегда импонировала. Если упорно игнорировать нарочитый идеологический посыл его боевиков, мне он и до сих пор представляется (скажем так) не самой антихристианской голливудской кинозвездой. Лично меня Сильвестр Сталлоне всегда подкупал своим качеством «неудачника» (да он и сам до 30-ти лет слыл хроническим неудачником). Вспомним, безхитростный боксёр Рокки — тот ещё бедолага. Рэмбо? — Хотя он и выиграл все немыслимые сражения и войны, но… так и остался неудачником, на которого самой стране Америке (по интриге сюжетов) глубоко наплевать. Он лишь интересует высшие чины армии США лишь как боевая машина, не более. Правда, вторая часть «Рэмбо», сотворившая в середине 1980-х международный скандал, так же как и третья от 1988 года, где славный «зелёный берет» Джон Джей Рэмбо устилал свой путь сотнями трупов советских (читай, русских) десантников, даёт серьёзный повод для критической оценки всего творчества Сталлоне, как пропагандиста пещерной русофобии.

Золотой (русофобский) период в карьере Сильвестра Сталлоне. Вышедшие один за другим два антисоветских боевика «Рэмбо-2» (июль 1985 года) и «Рокки-4» (декабрь 1985 года) подняли его — и без того широкую популярность — на заоблачную высоту

Вообще, по моему субъективному мнению появление на большом голливудском экране почти что невзрачного итало-еврейского парня из нью-йоркских трущоб с нечленораздельной речью, скошенной (парализованной) нижней губой и грустным (как у совы) взглядом, не на шутку напугала самого… дьявола. И говорю я об этом вполне серьёзно. По сути, Сталлоне дважды вывел на зрительский суд двух культовых, в чём-то воспитательных (по меркам безбожного Запада) киногероев. Героев, не лишённых исконных добродетелей. Боксёр-горемыка Рокки Бальбоа был проводником не только пресловутой «американской мечты», но и апологетом во истину христианского простодушия и незлобия, умения не озлобляться на окружающих его людей; — даже на тех, кто его неоднократно унижал. Особенно сей мотив подчёркнут (хотя там звучит не всегда приличная речь) в 1-ом, 2-ом фильмах серии.

А потом самобытный герой как-то незаметно преломился (прежде всего, в сознании самого автора) в весьма ожесточённую, слишком коммерчески «заточенную» и политизированную псевдоикону. В «Рокки-3» и «Рокки-4» Бальбоа стал лить воду на мельницу конкретных американских «ястребов». — То есть того политикума, который обычно проходит гадкую сатанинскую инициацию в ритуальных подземельях масонского Йельского университета и формирующих кинополитику в угоду своих одиозных вселенских амбиций. Не исключено, что именно сия публика нашептала на ухо потерявшего бдительность Сильвестра идею отправить Рокки в Советскую Россию, дабы выбить дух из непобедимого русского боксёрского монстра. Только в  5-ом и, особенно, в заключительном 6-ом фильмах цикла, где постаревший Рокки отчитывает на улице неблагодарного сына за его неуважение к памяти умершей матери, Сталлоне возвратил своему фирменному киноперсонажу подкупающую человечность.

rocky stallone

33-летний актёр в своей второй режиссёрской работе «Рокки-2» (1979 год). Обратим внимание на нательный крестик его героя.

Потом та же метаморфоза произойдёт и с другим знаковым героем Слая (как называют актёра в США) — списанным за профнепригодностью спецназовским солдатом Джоном Рэмбо. После суперкассового «Рокки-3» в конце 1982 года Сталлоне неожиданно предстал в конкретном «фильме военного действия» режиссёра Тэда Котчеффа «Первая кровь», экранизации романа канадского писателя Дэвида Моррелла, написанного за 10 лет до этого. По сути, перед нами редкий (и уже классический) пример идейно-позитивного боевика, филигранно соединившего в себе внутренний драматизм и внешнюю эффектность. Вольно или невольно, но авторы «Первой крови» — в ходе создания своей работы — ухватили нечто существенное в психологии военных ветеранов, с их душевной надломленностью и обострённым чувством несправедливости, придав тем самым своей остросюжетной истории ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ звучание (и избежав при этом тошнотворного размахивания звёздно-полосатым флагом, что станет непременным атрибутом во второй и третьей сериях).

Рэмбо 1_Сильвестр Сталлоне_First-blood-Rambo-Stallone

Сильвестр Сталлоне (Джон Рэмбо), Дэвид Карузо (Митч, в центре) и Джек Старретт (в роли наглого полисмена Гэлта) в фильме Тэда Котчеффа «Первая кровь» (!982). Допрос Рэмбо в полицейском участке

Герой «Первой крови» как бы фокусирует в себе те чаяния, которые не дают покоя участникам боевых действий. Джон бродит по дорогам Америки в поисках своего угла и боевых друзей. Но и их уже никого не осталось: кто отошёл в мир иной от ранений, кто от депрессии, кто от «оранжевых дождей», которыми Пентагон умерщвлял всё живое на земле Вьетнама. 7 лет обывательского равнодушия и скитаний! Былые заслуги перед родиной теперь автоматически помножены на ноль. И никому нет дела до проливавшего — вроде бы за «интересы государства» — кровь вьетнамского ветерана. Особенно шерифу Тизлу из небольшого городка в Орегоне, куда временно направился неприкаянный путник в надежде перекусить в каком-нибудь кафе.

Но когда в полицейском участке начинаются моральные издевательства и побои «именем закона» арестант устраивает бунт. Словно проснувшись от многолетней спячки и издав отчаянный крик бывшего морского пехотинца, в мгновенье ока вспомнив своё военное прошлое, он превращается в оружие массового уничтожения. Иными словами — в само ВОЗМЕЗДИЕ враждебному обывательскому эгоизму и банальному хамству в законе.

Первая кровь фильм 1982_Слай Сталлоне_Джон Рэмбо

Пока ещё вызывающий сочувствие Джон Рэмбо начинает борьбу с американскими властями за своё человеческое достоинство. Сталлоне в драматическом военном боевике «Первая кровь» (1982 год)

В «Первой крови» герой Сталлоне – пока ещё конкретная жертва общественного равнодушия (даже презрения) и полицейского произвола. Сочувствие к нему вполне оправданно, хотя бы потому, что в одной из сцен он кричит зарвавшимся полисменам: «Один [из вас] уже мёртв. Но я не виноват. Я больше не хочу жертв!». Он словно изо всех сил пытается подавить в себе природную воинственность, не желая её выплёскивать на мирное гражданское население. Но неуемная гордыня местного шерифа (Брайан Деннехи), не смирившегося с фактом побитых физиономий своей неотёсанной братии и ставшего дальше развивать травлю проходившего мимо его владений угрюмого странника (оказавшегося спецназовцем), доводят Рэмбо до «замыкания». Он вынужден воевать с властями и армией Америки, чтобы просто отстоять своё человеческое достоинство.

Придирчивый шериф Уилл Тизл (Брайан Деннехи) производит арест неприкаянного странника Джона Рэмбо (Сталлоне). Фильм "Первая кровь" (First blood, 1982). Режиссёр - Тэд Котчефф. Продюсеры - Марио Кассар и Эндрю Вайна Придирчивый шериф Уилл Тизл (Брайан Деннехи) производит арест неприкаянного странника Джона Рэмбо (Сталлоне). Фильм "Первая кровь" (First blood, 1982). Режиссёр - Тэд Котчефф. Продюсеры - Марио Кассар и Эндрю Вайна

Придирчивый шериф Уилл Тизл (Брайан Деннехи) производит арест неприкаянного странника Джона Рэмбо (Сталлоне). Фильм «Первая кровь» (First blood,  Carolco?1982). Режиссёр — Тэд Котчефф. Продюсеры — Марио Кассар и Эндрю Вайна

Да и убивает он в первой картине только одного человека (и то, особо того не желая) – самого мерзкого полисмена Гэлта (Джек Старретт), бившего его дубинкой по почкам. И когда в финале, на обломках разнесённого им в прах полицейского участка, Джона неожиданно прорывает отчаянная плачевная тирада (которая никого не может оставить равнодушным), то в зрительской душе поневоле зарождается росток «человеческого фактора». Кстати, более сильной драматической сцены Сталлоне не играл ни до, ни после «Первой крови» (эти эпизоды до сих пор остаются наиболее эмоциональным актёрским бенефисом всего его кинотворчества).

Сильвестр Сталлоне и режиссёр Тэд Котчефф

Сильвестр Сталлоне и режиссёр Тэд Котчефф (первый справа)на съёмках «Первой крови». Ноябрь, 1981 года, канадский город Хоуп, репетиция сцены побега Рэмбо на мотоцикле

Не много ли позитивных слов о знаковом голливудском боевике 35-летней давности? Возможно. Но по сравнению с тем, как Сталлоне и компания «преобразили» образ вышеозначенного героя во 2-й, 3-й и 4-й частях, первая картина о Рэмбо (отметим это без иронии) имеет все резоны сойти за морально-поучительный миссионерский «фильм действия».

Летом 1985 года кинематографический мир внезапно взорвала шовинистическая рэмбомания. В отличие от неприкаянного парня, как бы побуждавшего американское общество к состраданию, в фильме «Рэмбо: первая кровь, часть II» перед нами предстаёт бравый ура-патриот с культуристским торсом, косящий пулемётом М-60 азиатских и русских врагов рейгановской Америки по всему периметру экрана. Суровая красота осеннего американского северо-запада неожиданно сменилась солнечными мексиканскими (а la вьетнамскими) джунглями. Мрачноватая палитра фильма-оригинала была выдавлена резкими цветами экзотической рекламной картинки.

Рекламный плакат реакционного продолжения, фильма "Первая кровь, часть 2" (1985) режиссёра Джорджа Пана Косматоса

Рекламный плакат реакционного продолжения, фильма «Первая кровь, часть 2» (1985) режиссёра Джорджа Пана Косматоса

Фильм как бы продавал зрителям всего мира «новую трактовку образа». В отличие от более одарённого канадца Тэда Котчеффа, новый постановщик рэмбо-серии – грек Джордж Пан Косматос с порога замесил фильм на примитивных сюжетных ходах и безудержной пиротехнике. Картина превратилась в жестокую сказку, воспевающую войны США на других континентах. Образ самого Рэмбо превратился в монотонную голую схему, лишённую внутренних переживаний. Он лишь оживлялся тогда, когда требовалось стрелять, колоть, давить или взрывать. Это уже был типичный герой кинокомикса. Своего рода — новоиспечённая машина для массовых убийств всех противников «общества равных возможностей», сошедшая с конвейера пентагоновских «ястребов». Во второй серии он наводит шорох во Вьетнаме, залихватски убеждая кинообщественность в нужности былой 10-летней войны (между прочим, закончившейся для самих Штатов позорным поражением).

В третьей части Рэмбо отправляется в Афганистан, где усеивает трупами экранных русских всё побережье Мёртвого моря и израильской пустыни Негев, имитировавших афганскую натуру. А в относительно недавнем «Рэмбо-IV» постаревший вьетнамский ветеран (в длинном чёрном парике), защищая американских христианских волонтёров (!) крошит в кровавую капусту бирманских военных извращенцев в Мьянме.

Рэмбо-4 Сталлоне-костолом

4-ый — самый тошнотворный фильм рэмбо-серии, вышедший на экраны в январе 2008 года и поражающий своей безудержной, «отстойной» жестокостью

К несчастью, развитие этого образа зашло слишком далеко. И не в ту степь.

В отношении Сильвестра Сталлоне априори не принято особо копаться в его вроде бы прямолинейно коммерческих фильмах, чуждых любой здравой мысли. Кинообозреватели срывают лишь верхний слой его деятельности – мол, тупой «накаченный мачо», которому несказанно повезло сделаться голливудской звездой крупного калибра. Но нам сии суждения представляются типично завистливым интеллигентским высокомерием. Почему? – Потому что кинематографическая деятельность актёра не так однозначна, как её навязчиво представляют таблоиды.

Внимательно исследуя его, казалось бы, поверхностные боевики и боксёрские драмы замечаешь, как время от времени актёр (итальянец по отцу, еврей по матери) пытался христианизировать свои «фильмы действия». Выше мы уже говорили о полуюродивой самобытности его героя в первых двух «Рокки» (в 5-й и 6-й частях тоже прослеживается эта интонация). Рокки постоянно носит нательный крестик. Да и перед боем на ринге всегда налагает на себя крестное знамение, как бы давая понять зрителю — каких идеалов он старается придерживаться в своей нелёгкой повседневной жизни.

В первой части «Рэмбо» (как мы уже заметили) аналогично наблюдается авторский призыв к милосердию, к умению сострадать чужой боли (и быть гостеприимным к обездоленным странникам). В жестокой драме из жизни заключённых «Взаперти» (1988) Сталлоне вновь предстаёт в образе Рокки, только тюремного его варианта Фрэнка Леоне. – Сорокалетнего героя, который пытается не помнить зла и предательства окружающих.

Тюремный триллер "Взаперти" (Lock up, 1988) режиссёра Джона Флинна. Провальный по кассе, но не самый худший по драматургии и актёрской игре

Тюремный триллер «Взаперти» (Lock up, 1988) режиссёра Джона Флинна. Провальный по кассе, но не самый худший по драматургии и актёрской игре

И ещё одна интересная ремарка. Ураганный комедийный супербоевик с участием Сталлоне и Курта Расселла «Танго и Кэш» (1989) в постановке Андрея Кончаловского был просто напичкан трюками, стрельбой, насилием и неприличными «генитальными» словесами (особенно в дубляже студии «Варус-видео» от 1990-х годов). И с этой позиции оправдывать безнравственность ленты никто не собирается. Но… В продолжительных тюремных сценах оклеветанный полицейский Рэй Танго (в исполнении объекта нашего исследования) снова действует с… нательным крестом.

TANGO & CASH, from left: Sylvester Сильвестр Сталлоне (с нательным крстом), свирепый Брайон Джеймс и Курт Расселл в боевике Андрона Кончаловского "Танго и Кэш" (1989)

 Сильвестр Сталлоне (с нательным крстом), свирепый Брайон Джеймс и Курт Расселл в боевике Андрона Кончаловского «Танго и Кэш» (1989)

Только Слай Сталлоне, находившийся тогда в зените собственной кинематографической суперславы, мог позволить себе в антихристианском, сатанизированном по сути, Голливуде надеть на свою шею позолоченное Христово Распятие (даже у более ревностного голливудского католика Мэла Гибсона в его суперменском «Смертельном оружии» такого в ту пору не наблюдалось).

И, наконец, высокобоюджетный фильм-катастрофа 1996 года с символическим названием «Дневной свет». При всех его взрывных атрибутах и некоторых шероховатостях лента представляет собой вполне чистосердечное драматическое зрелище с евангельским подтекстом. В пролегающем под Гудзоном автомобильном Холланд-туннеле происходит чудовищный взрыв, заваливающий оба конца сооружения. В нём оказываются заживо погребёнными с десяток шокированных людей. Герой Сталлоне (хочется отдать должное проникновенной игре постаревшего 50-летнего актёра, находящегося в отличной физической форме) – бывший спасатель, а ныне нью-йоркский таксист Кит Латура, на свой страх и риск проникает в катакомбы, чтобы вывести выживших на земную поверхность.

film-Dnevnoy-svet-1996-god-Silvestr-Stallone

Кадр из недооценённого фильма-катастрофы «Дневной свет» (1996): экранный Сталлоне (бывший спасатель Кит Латура) приводит заживо погребённых людей под своды остатков туннельной христианской церкви

(В скобках: на моё личное воцерковление, в немалой степени, повлияла, в своё время, неожиданная сцена из этого фильма, когда герой Слая находит под землёй остатки христианской туннельной церкви, где к большому Распятию устремились полчища крыс и за которым оказался потайной ход, указавший отчаявшимся людям путь к дневному свету).

То есть, видно, что между отцовским католическим христианством и материнским иудаизмом, Сильвестр Сталлоне в своём творчестве всегда больше тяготел именно к христианству  (хотя и противоположную еврейскую религию из «политкорректных» соображений, ясное дело, не отвергал).

Личная жизнь звезды после 50-ти лет стала более стабильной. Остались в прошлом сотни соблазнённых (и покинутых) женщин, коим он своеобразно «сексуально мстил» за девичьи насмешки в несчастном детстве и юношестве.

Первый брак – с билетёршей из кинотеатра Сашей Шак —  распался ещё в начале 80-х.

Сильвестр и его первая жена Саша Шак в начале 1980-х

Сильвестр и его первая жена Саша Шак в начале 1980-х

Тогда у него родилось двое сыновей – в 1976-ом Сейдж (умерший в 2013 году от неизвестных причин); и в 1979-м — больной аутизмом Серджио. Однажды Сталлоне признался, что узнав о причинах странного поведения Серджио и о диагнозе врачей, даже дошёл до богохульства. Но одумавшись — покаялся, ибо осознал, что в припадке аффекта в нём говорил элементарный эгоизм. «Я задал себе вопрос: буду ли я любить своего ребёнка даже если он никогда не избавиться от аутизма? И ответил себе – да, буду. И тогда я понял, что не надо отчаиваться. Надо принимать жизнь такой, какая она есть. И что путь к душевному миру лежит через принятие на себя определённых обязательств».

Однако, спустя несколько лет, году этак в 1984/85-ом успех и пристрастие к красивым женщинам сыграли с актёром злую шутку, когда он женился, а через год и скандально развёлся с роковой датской моделью-авантюристкой Бриджитт Нильсен (которой он дал две роли в своих фильмах — «Рокки-IV», где она играла жену русского боксёра Людмилу Драго; и в «Кобре», где его герой-супермен защищал её длинноногую манекенщицу от банды оккультных головорезов). После взбалмошной и честолюбивой Нильсен суперзвезда боевиков ещё долго не мог решиться на женитьбу.

Самый неудачный брак Сильвестра с Бриджитт Нильсен (1986 год)

Самый неудачный брак Сильвестра с авантюрной и разгульной датчанкой Бриджитт Нильсен (1986 год)

Только в 50 лет Сильвестр рискнёт узаконить свои многолетние отношения с Дженнифер Флавин (которую в 1994 году бросит; и вновь сойдётся, извинившись). Годящаяся ему в дочери Дженнифер станет его третьей, окончательной женой и матерью трёх дочек, в которых сам Рокки-Рэмбо просто души не чает. В отличие от своего многолетнего соперника по кинобизнесу Арнольда Шварценеггера, чей 25-летний брак с Марией  Шрайвер (из клана Кеннеди) резко треснул три года назад (из-за привычки «терминатора» к побочным связям и внебрачным детям), Сталлоне, похоже, конкретно остепенился, уже спокойно и по мудрому взирая на вьющихся в Голливуде красоток. Во-первых, даёт о себе знать престарелый возраст. Но самое главное, Слай осознал, что слишком дорогой ценой ему досталось стабильное семейное счастье, чтобы его разменивать «на всяких дурочек, которых манит успех».

Пожилой Рэмбо со своим семейством - женой Дженнифер Флавин (слева) и тремя дочерьми

Пожилой Рэмбо со своим семейством — женой Дженнифер Флавин (слева) и тремя дочерьми

Но вот с последним его кинематографом дело обстоит сложнее. К большому сожалению, актёр снова «на коне». Он опять в немалой цене у продюсеров и режиссёров. Особенно после того, как в текущем, 2016 году едва не отхватил «Оскара». Почему к сожалению? – Потому что с 2010 года он (в духе «Рэмбо-II» и «Рэмбо-III») по новой принялся потрафлять пресловутой «американской идее» и вкусам теперешней, отвязной, «попкорновой» молодёжи, сняв три скотобойно-жестоких «экшена» из цикла «Неудержимые», где возглавляемая его героем Барни спецкоманда в разных частях мира остервенело шинкует всевозможных противников США. Глядя на отёчное лицо постаревшего и полысевшего (ибо наличие чёрного парика об этом красноречиво свидетельствует) Сильвестра, который в угоду современной моде проштамповал своё тело целым вернисажем звериных наколок, то и дело спрашиваешь себя: «Старик! Может тебе не стоит больше гнаться за славой, деньгами и земным почётом, коих на твою долю итак выпало немало? Ведь ты опять принялся творить ущербное дело, подрывая основы тех истин, на которые опирался твой первый «Рокки»».

В завершении нашего разговора о 70-летнем Сильвестре Сталлоне хочется выразить надежду на то, что на склоне лет Господь всё-таки пошлёт этому мятущемуся и достаточно самокритичному (в отличие от хвастливого Шварценеггера) самоучке вразумление, трезвость ума и склонность к покаянию за свои кинематографические грехи. Ведь его сфера деятельности активно влияет на умы, решения и поступки многих миллионов людей по всему миру. И хотелось бы, чтобы те крохи евангельской проповеди, которые имели место в некоторых его «боевых» работах оказались на Страшном Суде тем смягчающим вину обстоятельством, которое поможет Сталлоне узреть Того, чей крестообразный символ он неоднократно и искренне носил на своей груди на большом экране.

 

Борис Швец (специально для данного ресурса)

13 июля 2016 г.

 

(Окончание следует)

Борис Швец (6 июля 2016 года)



Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий