ВСЕ МЫ НЕМНОГО «ЦАРЕУБИЙЦЫ»

ВСЕ МЫ НЕМНОГО «ЦАРЕУБИЙЦЫ»

(ТРАГИЧЕСКОМУ СОБЫТИЮ В ИСТОРИИ РОССИИ СКОРО ИСПОЛНИТСЯ 100 ЛЕТ ! )


Царская семья с верными своими подданными (решившими добровольно разделить судьбу Императора) перед казнью в подвале дома Ипатьева в Екатеринбурге


1990 год, СССР. Страна на краю гибели. Её лидер Горбачёв своей прозападной демагогией методично приближает её судьбу — и судьбу отечественного кино — к роковой развязке. На прилавках магазинов – полная пустота. Под прикрытием «кооперативов» пышным цветом расцвела разрешённая спекуляция. В столицах союзных республик, начиная с литовского Вильнюса, вовсю бушуют националистические демонстрации «по отделению от Москвы». На улицах курильщики, перекрывая движение машин, устраивают табачные бунты и т.д. и т.п..                                                                                                                                                                    И вот на этом фоне социально-политического коллапса в центральных советских газетах и журналах, таких как «Труд», «Известия», «Комсомольская правда», «Советский экран» появляются заметки о съёмках совместного советско-английского фильма «Цареубийца». Двумя главными неожиданностями этого кинопроизводства становится:                                                 

1) участие в главной роли знаменитого британского киносадиста, антигероя из «Заводного апельсина», видеокассетного порнографического «Калигулы» и кинопрокатного «Перехода» Малькольма Макдауэлла;                                                                                                       

и 2) впервые в истории отечественного кино, режиссёр фильма Карен Шахназаров намеревается показать убийство последнего русского Царя Николая II и его семьи. И показать этот акт насилия с альтернативной антикоммунистической (ещё немыслимой 5 лет назад) точки зрения.

1990 год. Режиссёр Карен Шахназаров на съёмках фильма «Цареубийца»

Хотя сей необычный историко-мистический проект получает в распадающемся СССР серьёзное информационное продвижение («Труд» — «Макдауэлл в «Цареубийце»», «Комсомольская правда» — «Калигула разбушевался», телевизионная «Кинопанорама» посвящает ему увесистый репортаж со съёмок), тем не менее, в работе он складывается весьма проблематично.

«Во-первых, мы долго работали с Бородянским над сценарием – рассказывает постановщик фильма – Потом, во время производства начали появляться некие проблемы, к которым мы не были готовы. Я бы сказал, проблемы мистического порядка. Обычно когда снимаешь кино, то несмотря на все препоны, знаешь, что рано или поздно ты завершишь начатое дело до конца. Кино – оно, как война: хочешь-не хочешь, а надо идти воевать дальше. Но вот на съёмках «Цареубийцы» меня несколько раз посещало отчаяние. В такие моменты мне казалось, что эту картину я никогда не сниму – настолько тяжело она складывалась. Вообще, это мой самый трудный фильм».

Плакат к прокату фильма в СССР (1991 год, худ. Людмила Трощенкова)


… Где-то в глубинке ярославской области существует психбольница для душевно больных, в которой один «нестандартный» пациент Тимофеев (М. Макдауэлл) воображает себя убийцей российских императоров. То он «в духе» поляка Гриневицкого рассказывает врачам о том, как привёл в исполнение приговор Александру II, взорвав его карету. То вспоминает некую девочку Еву, «вдохновлявшую» его на подобные подвиги. А потом, по прибытии в их клинику нового главврача Смирнова (Олег Янковский) неожиданно стал «Юровским» — руководителем расстрельной команды Николая II и его семьи.

Новый главврач психбольницы Смирнов (Олег Янковский) вместе с санитаром (Юрий Шерстнев) во время ознакомительного обхода впервые сталкивается с Тимофеевым

Переведённый на периферийное место работы разведённый доктор, потрафляя своему профессиональному честолюбию, берёт Тимофеева на заметку, заглатывая лукавую наживку зловещего подопечного и желая избавить того от «синдрома цареубийства», включается с ним в опасную игру, преподнося себя, как… выжившего Николая Александровича Романова. На экране начинает разворачиваться очень мрачная история завороженности цареубийцы и его августейшей жертвы. Советскую психиатрическую реальность начинают вытеснять события и жутковатая атмосфера июля 1918 года, когда расстрельная команда Юровского-Тимофеева в Екатеринбурге подготавливала и привела в исполнение страшную акцию цареубиения.

Тимофеев-Юровский (Малькольм Макдауэлл) на трудотерапии

Итог оказался таков: Смирнов, не выдержав дуэли с инфернально коварным пациентом, после посещения места цареубийства в Свердловске, умирает в тамошней гостинице, а Тимофеев («отработав» роль Юровского), переоблачившийся в телогрейку, словно сам мефистофель, продолжает свою психбольничную эпопею по дальнейшему погублению человеческих душ, спокойно штампуя заклёпки в мастерской буйного заведения.  

По большому счёту, перед нами типичная для Шахназарова фантасмагория с претензией на высокий кинематографический слог. Возможно, что она покажется кому-то не очень увлекательной. Картине умышленно задан монотонный темпоритм. Её охровая цветовая гамма, тусклое освещение, унылая музыка Владислава Шутя будто подчёркивают то обстоятельство, что зрителю предлагается неторопливо переосмыслить главную тему излагаемой истории.

С высоты теперешней эпохи к фильму могут быть применены упрёки историков и искусствоведов. Но особенно православных верующих людей, ревностно почитающих память царя-мученика, императрицы и их пятерых чад, которые приняли насильственную смерть в целомудренном состоянии плоти от рук безбожного племени. Думается, они будут правы. Достаточно заметить, что актёрская и человеческая природа ныне покойного Олега Янковского просто не выносит сакральной мощи играемого им образа (это далеко не Анатолий Ромашин или Андрей Ростоцкий). В истеричном свете предстаёт на экране и исполнительница роли царицы Александры Фёдоровны. Кукольная актриса Ольга Антонова, судя по всему, и понятия не имела какую возвышенную личность ей довелось играть на киноэкране.

Прибытие Царя Николая Александровича (Олег Янковский) и царицы Александры (Ольга Антонова) к дому Ипатьева в Екатеринбурге

Потом, для очеловечивания порочного образа Юровского в ткань повествования вводится линия фантомной девочки-крестьянки, исчезновение которой он хочет прояснить — из лучших побуждений — дабы вернуть её плачущей матери. Ещё один, цареубийца Войков, отвечавший тогда за доставку к месту злодеяния соляной кислоты (малоизвестный провинциальный артист Виктор Сеферов после этой роли будет серьёзно страдать от рака) трактуется авторами, как некий философ от ревкома, ходатайствующий об освобождении от расстрела мальчика Лёни Седнёва – последнего друга цесаревича Алексея. В «змеином» прологе очень напрягает слух невыразительное чтение закадровой девочкой ветхозаветных событий из Священного Писания о кончине царя Валтасара и крушении грешного Вавилонского царства. Дважды в кадре показывается обнажённая подруга Смирнова-Янковского, без которой визуальное содержание картины нисколько бы не пострадало. Эпизоды были вставлены в видеоткань, как пикантно-вставной аттракцион без всякого идейного оправдания, но с упором на западный кинорынок и Каннский кинофестиваль (где фильм потом-таки покажут без особых похвал). Изображаемый дурдом под Ярославлем небогобоязненные создатели дерзнули разместить в бывшей полуразрушенной церкви…

Подобных огрехов в ленте можно насобирать немало. Всё это весьма резонно вызовет смущение у тех, кто в православном духе преисполнен преклонения пред величием самоотверженного мученического подвига последнего русского Государя Императора. И автор этих строк – один из них.

Армен Джигарханян в короткой, но добротной роли Александра Егоровича, сдавшего в руки Смирнова-Янковского психиатрическую клинику

Однако невозможно не признать и другое. Благодаря этой противоречивой кинематографической мистерии лично у меня [в начале 90-х] произошла некая перековка взгляда, как на личность Царя, так и на его циничных палачей. Наверняка к аналогичной реакции «Цареубийца» подвиг и cотни, если не тысячи, других своих зрителей. – Что уже является серьёзным морально отрезвляющим показателем. Хотя прокат ленты в СССР – в отличие от рекламы — был поставлен неважно (например, в такой город-миллионник, как украинский Днепропетровск её просто не завезли). Однако несмотря на то, что всё складывалось как-то половинчато — картина Шахназарова всё же прозвучала и осталась в памяти, как своеобразный киносимвол той катастрофической эпохе.

На ум даже приходит мысль о вторжении в её амбициозное производство ни много ни мало, но самой десницы Божией. Ведь «Цареубийца» сделан отнюдь не режиссёром-монархистом (Шахназаров до сих пор считает себя «патриотичным атеистом»); а его постоянный сценарный соавтор Александр Бородянский заявил нам по телефону в 2008 году (когда мы готовили ТВ-передачу о результате их труда), что и по сию пору именует царя Николая Романова – «кровавым». Не говоря уже о присутствии в сем предприятии заморского культового кинопсихопата Макдауэлла с его безумно прожигающим взглядом. Притом, что сыграл легендарный британец впечатляюще.

Лукавый Тимофеев (Малькольм Макдауэлл) начинает свою игру «под Юровского», провоцируя своего оппонента в белом халате

Это, пожалуй, единственный случай, когда западный лицедей, скрупулёзно углубившись в российскую тему, отработал свой русский актёрский материал не то, что без традиционной «клюквы», но с немалой долей достоверности, оставив позади себя нашего схематичного Янковского. Правда с нашей стороны, вместо Янковского, ему составляет серьёзную конкуренцию Армен Джигарханян в небольшой роли предшественника Смирнова – Александра Егоровича, сдавшего тому свои дела по психбольнице. Но именно Макдауэлл одновременно и сила, и тайна фильма. Хотя, по правде говоря, явно преисподняя природа таланта этой иноземной знаменитости, увы, неоспорима. Тем более, что он неоднократно воплощал в кино не то что дьявольских подонков — таких как римский цезарь-выродок Калигула или СС-совский изувер из «Перехода», — но самого князя тьмы.

Финальная предсмертная истерика СС-совского садиста Макдауэлла в антифашистском триллере «Переход» (1979, в в СССР с 1981) режиссёра Дж. Ли Томпсона

Ведают то сами авторы или нет, но их фильм наводит после своего просмотра на гнетущие чувства покаянного свойства. Безсмысленность кровавой расправы над царём и его патриархально воспитанной семьёй тут обозначена чётко. В первый [и, увы, в последний] раз в советском кино с большого экрана был предъявлен осудительный тон к убийству не просто человека, но к убийству Помазанника Божия, в чьих руках по неизреченной воле ТВОРЦА была сосредоточена государственная власть, которую у него, как у законного её обладателя преступно отняли. То есть речь идёт о Царе, как персоне библейской сакральной значимости, избранного Всеправедным Судией на крест управления громадной христианской империей и прикосновение к которому чревато страшным наказанием не только его непосредственным убийцам, но и всему народу, равнодушно взиравшему на сие вопиющее к Небу злодеяние.

Царская семья перед своим уничтожением большевистскими убийцами спускается в подвал дома Ипатьева (картина)

Также впервые «Цареубийца» своим коротким, даже наивным, но весьма конкретным эпизодом с фашистской свастикой на стене Ипатьевского дома намекнул на ритуально-сатанинский характер умерщвления благочестивого августейшего семейства. Возможно поэтому, картина была тихо проигнорирована на кинофестивале в Каннах 1991 года, где она был выставлена в конкурсе от Советского Союза.

И ещё одно неоспоримое обстоятельство – картина пророчески предвосхитила будущее прославление Царя Николая, Царицы Александры, царевича Алексея, царевен Ольги, Татианы, Марии и Анастасии в лике святых царственных новомучеников, которое потом, через 9 лет, состоится в августе 2000 года в Храме Христа Спасителя в Москве. Фильм Шахназарова пробил брешь в официальных запретах на эту тему и, как знать, может быть благодаря ему, в некоторой степени, и стало возможным дальнейшее появление такого мощного документального (активно замалчиваемого) шедевра, как «Русская Голгофа» православного режиссёра-державника  Виктора Рыжко, чья работа – с массой редкой кинохроники — куда возвышеннее показывает крестный путь царя, преданного своим народом и растерзанного богоборцами подобно русскому Христу. Пути Господни неисповедимы, как и Его кара тем, кто осмеливается поднять свою нечестивую руку на Помазанных Им народоправителей.


ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ ФИЛЬМА

Примерно в 1989 году, после странного и в чём-то провидческого фильма «Город Зеро» Карен Шахназаров прочёл в одном из советских журналов (кажется, «Родина») «альтернативный» очерк известного журналиста Гелия Рябова о расстреле царской семьи. К тому времени один из авторов сценария популярнейшего [прокоммунистичекого] 10-серийного художественного телефильма «Рождённая революцией», рассказывавшего о становлении советской милиции, решительно поменял свои взгляды на историю Страны Советов и, особенно, на факт уничтожения большевиками последнего российского Императора.

Писатель и кинодраматург Гелий Рябов (1932-2015), на фоне иконы иконы Святых Царственных Страстотерпцев

Тема очерка серьёзно «зацепила» амбициозного молодого режиссёра, уже прославившегося лентами «Мы из джаза» (1983), «Зимний вечер в Гаграх» (1985), «Курьер» (1987) и тот же «Город Зеро» (1988). «Но в отличии от сегодняшенго времени, тогда к этой теме было вроде как и страшно подступаться» — говорит Шахназаров. Тем не менее, постановщик был допущен в Архив Октябрьской революции, где он ознакомился с личными дневниками Государя Николая Александровича и Царицы Александры Фёдоровны.

Вскоре началась не очень продуктивная работа над сценарием. Шахназаров и Бородянский не могли нащупать центробежную силу истории, которую хотели рассказать. Помог им, как ни странно, Чехов. Дело в том, что после «Города Зеро» режиссёр собирался ставить совместно с итальянцами чеховскую «Палату №6», где очень хотел играть Марчелло Мастроянни, страстный поклонник русского классика, уже отметившийся у Никиты Михалкова в «Очах чёрных» и порывавшийся далее пожинать эту же ниву. С этой целью постановщик стал объезжать те места, которые в народе называют сумасшедшими домами. Но Шахназарову не удалось придти с итальянцами к единому мнению и намечаемый проект тогда не состоялся (в 2010 году он сделает-таки эту экранизацию, но уже без участия иностранцев).

Сценарист Александр Бородянский и режиссёр Карен Шахназаров

Однако эта не удавшаяся затея натолкнула сценаристов на мысль использовать чеховский сюжетный ход о психбольном и его лечащем враче в будущей истории о цареубийстве. «Для меня фигура Николая II была вовсе не политической, а скорее человеческой. Я хотел сделать картину, в которой бы жертва и палач могли бы встретиться как бы в современности и разговаривать» — рассказал нам Карен Георгиевич на киностудии «Мосфильме» в 2008 году.

Несообразности были постоянными спутниками кинопроцесса, самой причудливой из которых режиссёр считает появление в фильме Малькольма Макдауэлла, активно работавшего тогда по всему свету и в Голливуде, в частности. Именно его лицо, как Тимофеева-Юровского преследовало его и Бородянского при написании сценария, но им и в голову не могло придти, что сей популярный западный кинолиходей будет у них сниматься. Тем более, что поначалу проект запускался без всякого иностранного участия. Однако свои услуги «Мосфильму» неожиданно предложил английский продюсер Бенджамин Брамс и постановщик (по его словам), дабы снивелировать свой вежливый отказ запросил у него участие Макдауэлла.

Через неделю Брамс сообщил Шахназарову: «Макдауэлл проявил интерес к проекту, он готов встретиться с Вами в Женеве, там он сейчас снимается». Постановщик вылетел к Брамсу в Лондон, получил указания и авиабилет до Женевы, где в таком-то отеле в 17.00 Макдауэлл может появиться для предварительных переговоров. «Я почувствовал себя участником какой-то шпионской истории. — вспоминает режиссёр сегодня — Мобильных телефонов тогда не было, я сидел в фойе отеля, где остановился актёр и чего-то ждал. А если он не придёт, как тогда быть? Но Макдауэлл пришёл и я минут сорок на ломанном английском я ему рассказывал синопсис сюжета и его роль, по окончании чего он сказал, чтобы прислали ему сценарий на английском».    Но самым сюрпризным обстоятельством оказалось то, что через три месяца западная знаменитость уже стояла перед кинокамерой «Цареубийцы» во Владимире, где ей пришлось жить в неприхотливых условиях советского социального полухаоса. Ради роли Макдауэлл принял правила предложенной ему «русской игры» — был демократичен, согласился на низкий гонорар, не капризничал, ездил на поношенной «Мазде» (которую ему впопыхах нашли режиссёрские ассистенты), приветливо принимал советскую прессу. «Учитывая, что в то время был тотальный дефицит на продукты, мы едва ему нашли на владимирском рынке курицу» — замечает режиссёр.  

Карен Шахназаров и Малькольм Макдауэлл (в облачении Юровского) на съёмках «Цареубийцы» ( снимок из коллекции ГЦМК)

Cъёмки фильма велись, большей частью, во Владимире. В качестве Дома Ипатьева был выбран Центр усыновления и опеки. Строение показалось Шахназарову напоминающим последнее место пребывания царских пленников в Екатеринбурге. По свидетельству сайта «Зебра-ТВ» во время съемок сего мистического фильма без инцидентов не обошлось: «Одна из лошадей во время съемок сорвалась и помчалась по Летнеперевозинской улице. Ее успели остановить, но если бы она смогла выбежать на Большую Московскую, аварийная ситуация была бы неизбежной, поскольку движение транспорта там уже в 1991 было насыщенным». 

Снималась картина, практически, дважды. То есть на русском и на английском языках, что значит, что съёмочная группа повторно проделывала перед включённой камерой одну и ту же работу. Наши артисты играли свои сцены сначала на родном, а потом, выучив свои реплики на английском играли их «под международный прокат». Потом их в Англии дублировали британские актёры. А Макдауэлла-Юровского для СССР дублировал актёр Юрий Беляев, исполнитель роли царя Александра II, которого, кстати, Шахназаров — до прихода в проект иностранцев — рассматривал на пробах как возможного Юровского. Так что «Цареубийца» имеет два кинонегатива. И две музыки — одна нашего композитора Владислава Шутя, другая — британца Джона Отмана (она более»голливудизированная»).

Заслуживает внимание и то обстоятельство, что на свои ретроспективы Малькольм Макдауэлл — как это было в Лос-Анджелесе или шотландском Эдинбурге — запрашивал непременно российский вариант фильма, считая его более атмосферным».


«ЦАРЕУБИЙЦА»:

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

                                (ДОБАВЛЕНО 30 ИЮНЯ 2018 Г.)

«До сих пор остается огромное количество тайн, и самая главная тайна — кем была убита Царская семья и как она была убита. — По моему мнению, она была убита не так, как нам преподносят» — говорит Пётр Мультатули, скрупулёзный «альтернативный» исследователь Царской темы наших дней.

Действительно, чтобы понять правомочность такого утверждения достаточно обратить внимание на одно обстоятельство: насколько странно ведёт себя современный российский политикум накануне этой жуткой даты, т.е. накануне 100-летия со дня уничтожения последнего августейшего правителя Российской империи с его многострадальными близкими. Это чрезвычайно по многим причинам. Ведь Николай Александрович Романов был ни много ни мало именно законной главой Русского Государства [не в пример безбожным большевикам, отобравшим у него власть в результате госпереворота]. 

И что? — И никакой серьёзной официальной реакции на приближающуюся скорбную дату. Никаких серьёзных медийных проектов, обсуждений, царских воспоминаний, чтений, встреч, посвящённых этому неординарному историческому инциденту. — Хотя речь идёт о святых мучениках, имевших отношение к государственной власти.                                                          Также не наблюдается госзаказовских  покаянных наружных щитов на улицах и автотрассах. Их дерзают делать на свои скудные средства лишь ревностные одиночки.

Налицо официозная стратегия по замалчиванию данного, увы, нелицеприятного факта, который уже давно требует своего морально-духовного осмысления в национальном масштабе. Зато накануне 100-летия со дня цареубийства Россия устраивает у себя истеричный Чемпионат мира по футболу, представляющийся многим верующим, как целенаправленная «компания массового отвлечения» (от приближающегося сокровенного события). Каковы причины такого «заговора молчания»? И здесь мы вновь упираемся в религиозно-мистическую составляющую личности умученного Царя.

Православный Государь Император – это не просто декоративный титул, но человеческий представитель богоустановленного порядка земной власти. Это персона, которая получает от Бога посвящение на царство (через помазание особым святым маслом) во время редчайшего таинства. Он – не только обладатель особых привилегий, но и носитель тяжкого креста на правление народом [над которым он — по Промыслу Божию — поставлен]. Всё это сопряжено и с колоссальной ответственностью за этот — вверенный ему – народ. Царь несёт ответственность по целому комплексу вещей — за состояние Веры и нравственного начала его подданных, за их образование, за благоустроение общества, за экономику, за социальную помощь обездоленным. За ресурсы земли, в том числе и т.д..

Этот аспект в ленте «Цареубийца» был обозначен лишь точечным упоминанием, но дальше него авторы не заходят. А стоило бы. Поскольку разработчики данной темы во главе с режиссёром Шахназаровым идут путём проторенной версии о расстреле. Или же – получили строгое теневое указание педалировать именно этот (расхожий) вариант цареубийства, чтобы зацементировать мышление обывателя в нужном для них русле.

Таким был натуральный Янкель Юровский

Дело в том, постановщик фильма – человек отнюдь не их простой семьи. Его отец – Георгий Шахназаров, воевавший в Великую Отечественную потом сделал себе отличную политическую карьеру, став впоследствии был одним из ближайших подручных Горбачёва. И Карену Георгиевичу, как человеку амбициозному и любящему ходить в кино нехожеными тропами, думается, неспроста была дарована возможность первым в отечественном кинематографе прикоснуться к этой проблематике.

На наш взгляд, он несколько скромничает, когда заявляет, что ему было неведомо о грядущем распаде Советского Союза (очень сомнительно, поскольку его папа был в команде официального похоронщика громадной страны под названием СССР и, стало быть, знал многое о грядущих планах тех, у кого Горби находился «на крючке»).

Отец постановщика «Цареубийцы» Георгий Шахназаров вместе в Генсеком ЦК КПСС, лидером СССР Михаилом Горбачёвым

Постановщик «Цареубийцы» наверняка ведал кое-что из того, чего не знали мы, простые смертные. И весь вышеизложенный формализм об истории создания фильма вполне может оказаться интригующей громоотводной байкой для широких масс. Да и неожданное участие в фактически очень русской постановке щедрых англичан, резко проявивших интерес к этому проекту и оперативно продвинувших на главную роль знаково-инфернального М. Макдауэлла, могло иметь вовсе другую цель. Достаточно конспирологическую. Это ж надо, как знаменитому западному киномонстру должна была понравиться роль, чтобы он уже через три месяца играл её в захолустных условиях разрушающегося СССР, пустив побоку остальные контракты, которые у него были расписаны на два года вперёд(?!). – Да ещё за мизерный гонорар! 

Пиар для «Цареубийцы»: костяк главной команды  фильма — кроме Джигарханяна — в сборе (Олег Янковский, Малькольм Макдауэлл, Карен Шахназаров)

Определённо, что подробности производства разбираемой нами картины, могут иметь свои закулисные моменты. Как и сама таинственная правда в отношении злодеяния вековой давности. Ведь в орбите этого чёрного дела до сих пор зияет много оккультно-магических «белых дыр».

В готовящейся сейчас к печати книге «Мифы о Царе Николае II» (её релиз должен состоятся в течение 2018 года) собрано немало свидетельств, собранных тем же Петром Мультатули.

Пётр Мультатули (род. в 1969 г.), эксперт по необщепринятому взгляду на убийство Царской семьи

Приведём лишь 3 из них.                                                         

1) «Убийство Царской семьи похоже на другое убийство. При аналогичных обстоятельствах была убита французская королевская семья Людовика XVI. Если сопоставлять произошедшее с королевской семьёй Людовика XVI и Царской семьей, то увидим одинаковый почерк. Поэтому хочу подчеркнуть, что это было злодеяние мирового масштаба и совершали его не какие-то уголовники или политические радикалы, как пытаются нам навязать, а изуверы международного масштаба, целью которых был действительно антихристианский переворот».

2) «За исключением Юровского, нам не известны фамилии тех, кто убивал Царскую семью. Я глубоко убеждён, что фамилии, которые нам пытаются навязать (Ермаков, Никулин, Кабанов), — это фамилии людей, которые самое большое что делали — стояли в оцеплении, в охране Ипатьевского дома. В ту ночь их не было в подвале, они не принимали участия в убийстве Царской семьи. Это мое глубокое убеждение».

Дом Ипатьевых в июле 1918 года, незадолго до преступления

3) «Начнем с того, что до сих пор главной версией об убийстве Царской семьи считается классическая версия — расстрел. Но если внимательно читать и так называемые «записки» Юровского, и показания соучастников преступления, тех, которые выдаются за соучастников, мы увидим, что такая картина просто неправдоподобна. В небольшой комнате, в которой было около 25-ти квадратных метров, было расстреляно якобы 11 человек. Применение огнестрельного оружия в такой комнате, когда, по показаниям свидетелей, убийцы выпустили 550 пуль (якобы применялись еще и винтовки), конечно, привело бы к массовому поражению самих стреляющих в результате рикошета. И непонятно, зачем вообще такое массовое применение огнестрельного оружия для убийства всего 11 человек?

Разорённый Дом Ипатьевых после убийства Царя Николая и его семьи (картина известного художника-монархиста Павла Рыженко)

Далее, противоречивые показания о том, какое применялось оружие. В «записках» Юровского сказано, что применялись только наганы. Об этом же говорит разводящий Медведев. Другие говорят, что применялись маузеры. Третьи — что применялись браунинги. Четвертые говорят, что применялось и то, и другое вместе. Кто-то говорит о винтовках, кто-то о штыках, которые тоже были. И становится очевидно, что люди либо не знали, либо они сознательно лгут».


Историческое фото: комната подвала «Дома особого назначения», где в ночь с 16 на 17 июля 1918 года были лишены жизни святые Царственные мученики (там же была оставлена и ритуальная каббалистическая надпись о мотивах этого деяния со стороны извечных противников русской монархии)


Нам представляется, что правомочность таких умозаключений (тем более человека благородного происхождения и сохранившего до наших дней преданность царской идее) имеет своё право на существование.

И когда ты принимаешь к сведению версию Мультатули и других замалчиваемых монархически настроенных учёных личностей, идущих против официальной редакции лиходейства, то это разворачивает восприятие фильма Шахназарова на 180 градусов. Однако самым сенсационным может оказаться даже НЕ устоявшийся фейк насчёт Юровского, как главного цареубийцы, а вероятность того, что Царь Николай, Царица Александра, Царевич Алексей, царевны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия были долго и садистски умерщвляемы неизвестными — матёрыми в вопросах пыток — визитёрами, которым послушно подчинялась большевистская охрана и которые лишали пленную Царскую семью жизни при помощи специальных режуще-колющих предметов, вызывающих у жертв сильный эмоциональный шок и обильную болевую реакцию. Если вспомнить ещё и о каббалистической надписи-послании на стене зловещего дома, то ритуальная суть данного душегубства вырисовывается со всей очевидностью. Вероятно, имел место настоящий сатанинский церемониал по расправе над христианами, которые обычно применяются дьяволопоколонниками.  И православный Помазанник Божий был для злодеев вожделенной жертвой. Юровский же был лишь комендантом этого здания (не более того), превращённого в дьявольский антиалтарь.

Стены же подвала «дома особого назначения» была продырявлена палачами уже после изуверства, дабы убедить общественность в их расстреле.


                 (опубликовано 3 июля 2018 года, вторник)

БИБЛИЯ, ЦАРЕУБИЙСТВО

И РОССИЯ: ЭПИЛОГ

Осознаём мы это или нет, но мы сейчас переживаем начальную фазу пророческого времени. Пророчество это связано – как намёком было сказано выше – с вероятностью ближайшего появления на мировой политической авансцене всемирного президента и глобального религиозно-мистического диктатора в одном лице. А конкретно — указанного в Библии антихриста, который воцарившись на престоле восстановленного III Соломонова храма в Иерусалиме (после разрушения на этом месте исламской мечети Аль-Акса) начнёт «под себя» перекраивать все нормы морали и международного права, с последующим кровавым уничтожением всех — не поклонившихся ему — христиан. Особенно, русских (православных).

Но у России – опять же по пророчествам – параллельно всем этим событиям должен появиться серьёзный щит от всемирного царства антихриста. Это обетованный многими светилами Русского Православия православный Царь. Самое непостижимое – он должен быть из рода… Романовых. Как говорил историк и публицист Михаил Назаров: «Перед концом Истории Россия должна восстановиться, как серьёзное Православное государство с Помазанником Божиим во главе. И мы обязаны быть достойными этих сакральных провидений тех русских святых, через которых Господь дал знать Его волю о судьбе нашего государства, нашего народа». Откуда появится этот Романов – это Божественная тайна за семью литыми печатями.

«Миропомазание на царство Николая II» (картина худ. Валентина Серова, 1896 год)

Также как и антихрист (поговаривают, что он уже родился) имеет свою сокрытую дьявольскую родословную, будущий Русский Царь будет проведён Божиим Промыслом к кормилу власти в своём Отечестве.

В результате многих политических и военных катаклизмов на Земном шаре тогда установится два полюса существования человеческого мира. Один полюс, который «глобалистский» (унифицированный) – будет находиться под властью «человека греха». Другой же – окажется островком патриархального уклада христианской жизни. Ныне сей «островок» именуется Россией (правда к тому времени она уже пройдёт горнило Третьей Мировой войны и не будет столь обширной). Так вот, если России и уготована роль последнего оплота Христианства, то только в случае возрождения в нём института Монархии, как единственно богоугодной формы государственного управления, удерживающего мировое зло. Не зря Православного Царя в прошлые, дореволюционные времена всегда называли Удерживающим.

Приезд Царя Николая Александровича и царицы Александры Феодоровны в Екатеринбург летом 1918 года (картина)

Насколько же мы достойны этого в теперешнее время?  Сейчас Россия вроде как укрепляет свой престиж. Но укрепление сие, по большому счёту, весьма формальное, даже несмотря на её ядерное оружие. Поскольку большинство живущего там населения сейчас живёт, увы, нормами навязанной ему через СМИ западной идеологии – бизнес, деньги, отдых, неугомонный разврат молодёжи (при кажущемся расцвете Православия). И вряд ли эта внутригосударственная «ходульность» является оптимальной страховкой от нападения на страну из вне.

И хотя ещё 18 лет назад Церковь прославила зверски убиенного Царя Николая в лике святых новомучеников, однако общественность страны, по части этого фактора, витает в полном разброде, ибо  всенародного покаяния в грехе цареубийства до сих пор нет. А тех, у кого действительно болит совесть за верность светлой памяти умученного Государя, ангажированные масс-медиа поносят, как «паникёров-черносотенцев», якобы разжигающих межнациональную рознь.

Но… происходит кое-что и оптимистичное. Например, небывалый всплеск человеческой активности – причём, не только оскорблённых верующих, но и трезвомыслящих мирян – по противодействию кощунственному кинопасквилю режиссёра-богохульника А. Учителя «Матильда», сотрясавшего российское общество в 2016-2017 годах [читайте наши материалы «Анафема мерзкой «Матильде»» и «Позорный столб «Матильды»»]. Думается, это был первый тревожный сигнал для власть имущих русофобов. Иными словами, «первая ласточка», которая наряду с ежегодными царскими крестными ходами, предвосхищает собой грядущее вразумление русского народа, начинающего на деле осознавать всю пагубу допущенного его предками екатеринбургского злодейства.

В этом движении есть свои ключевые фигуры и в стане кинематографистов. Например, упомянутый выше режиссёр-документалист Виктор Рыжко. Определённо, что его, проникнутому горечью, прекрасному фильму 2000 года о мученическом подвиге Царской Семьи «Русская Голгофа», где закадровый текст читал актёр Владимир Заманский, до сих пор не хватает официальной популяризации. Особенно теперь, когда на дворе начинаются сакральные, грустно-юбилейные царские дни, «Русская Голгофа» будто создана для отлаженного телеэфира, как, допустим, киноэпопея «Освобождение» — для ежегодного телевизионного празднования Дня Победы. Её нужно было бы показать всем федеральным каналам (особенно 17 июля) в самое смотрибельное время. Но эта картина стала объектом информационной войны, ведущейся против неё и поныне.

Впрочем, то же самое можно сказать – при всех «за» и «против» — и об главном объекте нашего анализа. Конечно, «Цареубийца» (да простит меня её Карен Георгиевич) – это не «Русская Голгофа». Уж слишком в нём авторы увлекаются монотонным шизофреническим мистицизмом, отрабатывая расхожую версию об огнестрельной расправе над последним Русским Императором. [Да, она не исключается, но с течением времени кажется всё более сомнительной].

Кадр из фильма «Цареубийца» (царевны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия на трапезе Императорской семьи в Зимнем Дворце)

Однако нельзя проигнорировать и ту неоспоримую данность, что именно шахназаровский «Цареубийца» был и остаётся пионером сей темы в истории отечественного кинематографа, ибо он впервые вступился на большом экране за методично оклеветанного (причём десятилетиями) ритуально уничтоженного благочестивого Самодержца России. Лента нынешнего Генерального директора «Мосфильма», в своём роде, перешла «рубикон», вынув из небытия и легализовав для русскоговорящего общества  безбоязненное прилюдное обсуждение данных вопросов. Не исключено, что она тоже внесла свою лепту в будущую церковную канонизацию Царя Николая, Царицы Александры, Царевича Алексея, царевен Ольги, Татьяны, Марии и Анастастии. Также, как и косвенно способствовала прославлению в лике святых мучениц благочестивой сестры Императрицы Елизаветы Феодоровны (принявшей монашество) и преданной ей инокини Варвары, тоже зверски замученных — в те же дни — по приказу тайных сатанинских сил (их заживо закопали в глубокой шахте, из которой ещё долго были слышны крики и стоны задыхающихся жертв).

И если кино так влияет на ситуацию в стране или даже в мире (а канонизация в Церкви – это событие всепланетарного духовного свойства), то оно достойно  зрительского внимания и своих позитивных оценок, несмотря на некоторые творческие и историософские изъяны, допущенные авторами при их вхождении на рискованную «цареубийственную целину».

Борис Швец (специально для сайта «Легендарное кино: нравственная оценка фильмов»)


                          «ЦАРЕУБИЙЦА»

Цареубийца Малькольм Макдауэлл

Юровский-Макдауэлл в предвкушении злодеяния, которое внесёт его имя в Историю

Совместное производство: «Мосфильм», студия «Курьер» СССР, «Спектейтор Энтертейнмент» Великобритания, 1991,

Авторы сценария: Александр Бородянский и Карен Шахназаров

Режиссёр: Карен Шахназаров

Оператор-постановщик: Николай Немоляев

Художник-постановщик: Людмила Кусакова

Композитор: Владислав Шуть

Продюсеры: Бенджамин Брамс и Владимир Досталь

Монтаж: Л. Милиоти

Грим: К. Гамель, Г. Григорьева

Звукооператор: Игорь Майоров

Второй режиссёр: Л. Махлаева

Оператор за камерой: В. Куракин

Художник по костюмам: В. Романова

Комбинированные съёмки: оператор – В. Жанов  Художник – А. Рудаченко

Консультанты: В. Рафаенко, П. Корнаков, Т. Мкртычев

Редакторы: А. Зернов, Н. Мэннингхэм

Муз. редактор: М. Бланк

Мастер по свету: О. Бельский

Литературная обработка текста: В. Грачёв

Художник-фотограф: А. Пашвыкин

Директора картины: Э. Вайсберг, А. Гандрабура, Е. Харитонов

Съёмки эпизодов «Зимний дворец» и «Столовая в Царском селе» проводились в Государственном музее «Эрмитаж» и Петергофе

Роли исполняют:

Тимофеев-Юровский — Малькольм Макдауэлл

Доктор Смирнов-Николай II — Олег Янковский

Александр Егорович — Армен Джигарханян

Императрица – Ольга Антонова

Войков – Виктор Сеферов

Николай II, мальчик – Андрей Кривицкий

Ольга – Дарья Майорова

Татьяна – Евгения Крюкова

Мария – Алёна Теремизова

Анастасия – Ольга Борисова

Алексей – Алёша Логунов

Александр II – Юрий Беляев

Санитар – Юрий Шерстнев

Доктор Боткин — Владимир Вдовин

Медсестра – Анастасия Немоляева

 

 

 

 

3 комментариев к ВСЕ МЫ НЕМНОГО «ЦАРЕУБИЙЦЫ»

  • Юрий  :

    Борис, на мой взгляд статья профессионально сделанная, очень интересная и содержательная. Для меня также этот фильм, просмотренный по ТВ, стал важной вехой.
    Имеются лишь некоторые неточности.

    1. Подпись под фото гласит: Писатель и кинодраматург Гелий Рябов (1932-2015), на фоне иконы царственных новомучеников
    На самом деле это икона Святых Царственных Страстотерпцев, освящённая на месте расстрела царской семьи в храме Всех Святых, в земле Российской просиявших (Храм на Крови г.Екатеринбург). Царскую семью также можно назвать святыми мучениками, но не новомучениками.

    2. Книга, на которую вы ссылаетесь называется «Мифы о царе Николае II»

  • Phantom  :

    Юрий, замечания приняты к сведению и исправлены.

  • Владимир  :

    Хорошая в общем статья автора Phantom, но ложка дёгтя и шизофренические посылы в статье сводят практически на нет весь пафос повествования.

    Ложка дёгтя.

    Цитата:
    «Ведь Николай Александрович Романов был ни много ни мало именно законной главой Русского Государства [не в пример безбожным большевикам, отобравшим у него власть в результате госпереворота].»

    А теперь цитаты из википедии:
    «К началу Февральской революции действовавшая на тот момент Госдума IV созыва фактически превратилась в основной центр оппозиции царскому правительству. Умеренное либеральное большинство Думы ещё в 1915 году объединилось в Прогрессивный блок, открыто противостоявший царю; ядром парламентской коалиции стали партии кадетов (лидер П. Н. Милюков) и октябристов. За рамками блока остались как отстаивавшие идею самодержавия правомонархистские депутаты, так и левые радикалы (меньшевики и трудовики); большевистская фракция в ноябре 1914 года была арестована как не поддержавшая войну.»

    «Великокняжеская фронда» и требование «ответственного министерства»

    Начиная с осени 1916 года, в оппозицию к Николаю II встали […]даже ближайшие родственники самого царя — великие князья. Их демарши вошли в историю как «великокняжеская фронда». […] Особенно радикальными для великого князя взглядами отличался Николай Михайлович. […] Среди других членов императорской фамилии, открыто сочувствовавших либеральным идеям, исследователь называет также великого князя Александра Михайловича, зятя Николая II принца П. А. Ольденбургского, тётю Марию Павловну и даже будущего предполагаемого преемника на престоле, великого князя Михаила Александровича. Как отмечает Куликов, в оппозицию к царю встала даже его собственная мать, вдовствующая императрица Мария Фёдоровна…»

    (видимо это и есть безбожные большевики)
    далее:

    «2 декабря великий князь Павел Александрович, после царской опалы Николая Михайловича возглавивший фронду, от имени семейного совета Романовых потребовал от царя введения конституции. 16 (29) декабря 1916 года группа высокопоставленных заговорщиков-монархистов убила Григория Распутина. Среди участников заговора (князь Ф. Ф. Юсупов, В. М. Пуришкевич и др.) был и один из великих князей — Дмитрий Павлович.»

    (тоже, видимо, безбожные большевики)

    «Между тем история с «фрондой» имела непосредственное продолжение уже во время событий Февральской революции. Cтремясь сохранить монархию, великие князья Михаил Александрович, Кирилл Владимирович и Павел Александрович 1 марта 1917 года подписали проект манифеста «О полной конституции русскому народу» («великокняжеский манифест», текст которого был подготовлен, по слухам, А. А. Клоповым), который по планам составителей должен был быть подписан Николаем II. После победы вооружённого восстания в Петрограде ряд великих князей признали Временное правительство. 9, 11 и 12 марта на имя премьер-министра князя Львова поступили соответствующие телеграммы от великих князей Николая Николаевича, Александра Михайловича, Бориса Владимировича, Сергея Михайловича, Георгия Михайловича и принца Александра Ольденбургского.»

    «В последние месяцы перед революцией Николай II столкнулся с практически непрерывным давлением с требованиями учредить «ответственное министерство». Помимо либеральной Думы и «фрондирующих» великих князей, к этим требованиям присоединилось также множество других лиц. Британский посол в Петрограде Дж. Бьюкенен на скандальной аудиенции 30 декабря 1916 года (12 января 1917 года по новому стилю) высказал мнение, что последний состав царского правительства назначен под влиянием действовавших через императрицу «германских агентов», и посоветовал назначить премьер-министром «человека, к которому питали бы доверие как он сам [царь], так и народ, и позволил бы ему избрать своих коллег». 7 января 1917 года того же потребовал председатель Госдумы М. В. Родзянко, 8 февраля в завуалированной форме в пользу ответственного министерства
    высказался губернский предводитель московского дворянства П. А. Базилевский, 4 февраля к этим требованиям присоединился также лорд А. Милнер, глава британской делегации на Петроградской конференции союзников.»

    И, наконец, ещё одна цитата:

    «После устранения Распутина начали возникать планы насильственного смещения самого Николая II с престола с отречением его в пользу одного из великих князей, по образцу дворцовых переворотов XVIII века. По данным Ричарда Пайпса, первый подобный заговор возник вокруг будущего премьер-министра Временного правительства, известного в то время деятеля Земгора князя Георгия Львова, и предполагал он воцарение популярного в войсках великого князя Николая Николаевича. Соответствующее предложение было передано ему 1 января 1917 года через тифлисского городского голову Александра Хатисова. Великий князь от предложения отказался. После этого в
    качестве основной кандидатуры на роль нового царя стали рассматривать родного брата Николая II, великого князя Михаила Александровича. План предусматривал отречение царя в пользу несовершеннолетнего наследника при регентстве Михаила.

    Глава партии октябристов (во время Первой мировой войны также председатель Центрального Военно-промышленного комитета) Александр Гучков рассказывал в эмиграции, что осенью 1916 года «родился замысел о дворцовом перевороте, в результате которого государь был бы вынужден подписать отречение с передачей престола законному наследнику. В этих пределах план очень быстро сложился. К этой группе двух инициаторов (Николай Некрасов и Гучков) присоединился по соглашению с Некрасовым Михаил Терещенко, и таким образом образовалась та группа, которая взяла на себя выполнение этого плана… примкнул к нашему кружку и князь Вяземский». Осенью 1916 года Гучков через свои связи в Военно-промышленных комитетах вовлёк в заговор двоих-троих командующих фронтами (во главе с Николаем Рузским) и нескольких чиновников Департамента железных дорог в Петрограде, а в последние дни перед Февральской революцией, как утверждают некоторые исследователи, и начальника штаба Верховного главнокомандующего генерала Михаила Алексеева. 9 февраля 1917 года в кабинете председателя IV Государственной думы Михаила Родзянко состоялось совещание лидеров оппозиционных думских фракций. Присутствовали также приглашённые на него генералы Рузский и Крымов. Переворот, согласно сделанным здесь намёткам, должен был произойти не позже апреля 1917 года (на апрель было запланировано согласованное с союзниками по Антанте наступление, которое неизбежно вызвало бы подъём патриотизма и сделало бы переворот невозможным). План заговорщиков был прост (и воплотился в жизнь 1 марта): во время очередной поездки государя в Ставку в Могилёв постараться задержать царский поезд (эта задача возлагалась на командующего Северным фронтом Рузского) и, арестовав царя, заставить его отречься от престола. По данным Сергея Мельгунова, в феврале 1917 года с Родзянко встречался также и генерал Алексеев.»

    Уважаемый автор Phantom, ну хотя бы с википедией стоило бы познакомиться, я уж не говорю про более серьёзные исторические исследования.

    Теперь о шизофрении.

    Первая цитата из статьи:
    «Однако самым сенсационным может оказаться даже НЕ устоявшийся фейк насчёт Юровского, как главного цареубийцы, а вероятность того, что Царь Николай, Царица Александра, Царевич Алексей, царевны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия были долго и садистски умерщвляемы неизвестными — матёрыми в вопросах пыток — визитёрами, которым послушно подчинялась большевистская охрана и которые лишали пленную Царскую семью жизни при помощи специальных режуще-колющих предметов, вызывающих у жертв сильный эмоциональный шок и обильную болевую реакцию. Если вспомнить ещё и о каббалистической надписи-послании на стене зловещего дома, то ритуальная суть данного душегубства вырисовывается со всей очевидностью. Вероятно, имел место настоящий сатанинский церемониал по расправе над христианами, которые обычно применяются дьяволопоколонниками.»

    Вторая цитата из статьи:
    «И хотя ещё 18 лет назад Церковь прославила зверски убиенного Царя Николая в лике святых новомучеников, однако общественность страны, по части этого фактора, витает в полном разброде, ибо всенародного покаяния в грехе цареубийства до сих пор нет.»

    Уважаемый автор Phantom, «душегубство», а вернее «сатанинский церемониал по расправе над христианами» совершили некие «дьяволопоклонники», которых Вы хорошо описали, но так и не назвали своим именем. И тут же сетуете что в грехе цареубийства должен каяться весь народ. Получается по-Вашему что весь народ является дьяволопоклонниками, который и совершил этот сатанинский церемониал?

    Уважаемый Phantom, Вы или крестик снимите, или трусы наденьте. Нельзя же так измываться над здравым смыслом!

Добавить комментарий